Дебальцево: башкирский след

ТАМ, ГДЕ СРАЖАЛИСЬ БАШКИРЫ

«Главное ребята, сердцем не стареть…»

После ликвидации Дебальцевского котла и наступления «второго» перемирия, у меня с одним товарищем родилась мысль съездить в те легендарные места и воочию оценить состояние памятников, установленных в Чернухино в честь наших героев и их командира из 112 башкирской кавалерийской дивизии, сражавшейся там в далеком 1943 году.
Пусть эта поездка и эта заметка будет данью памяти нашим славным предкам, а также напоминанием всем нам, современникам, что за свое время, за происходящее вокруг, за свои поступки мы в равной степени так же ответственны перед потомками.

Перед поездкой в Чернухино мы почти сутки находились под Алчевском. Знакомились с ребятами из ДКО (Добровольческого Коммунистического отряда), являющегося частью механизированной бригады «Призрак» А. Мозгового. Именно в эти прошедшие сутки на Александра Борисовича Мозгового и было совершено покушение.

Однако, несмотря на произошедшее ЧП, командование ДКО нашло время помочь нам с транспортом и сопровождением. И мы отправились в те места, где принял свой последний бой наш легендарный земляк, командир 112 кавалерийской дивизии, генерал Шаймуратов.
Проехать в Чернухино мы попытались через птицефабрику, однако попавшиеся нам местные жители предупредили, что после отхода ВСУ там не везде еще побывали саперы ополчения, а потому рисковать не стоит. Поэтому мы вернулись на основную трассу и двинулись к этому населенному пункту по другому маршруту. Этот маршрут совпал с одним из направлений наступления на Дебальцево через Чернухино, о чем свидетельствовало большое обилие воронок.

Перед бывшими блок-постами ВСУ все поля были густо усеяны разнокалиберными следами работы арты ВСН (ВСУ-Вооруженные силы Украины, ВСН-Вооруженные силы Новороссии). В одном месте на трассе нам попалась даже глубокая воронка, и как пояснили мне сопровождающие, она была от разрыва 230мм снаряда (ранее результатов работы подобного калибра видеть не доводилось). Вдоль шоссе, по которому мы двигались, тут и там в полях были видны оперенные остовы отработавших «градов». Остановившись, осмотрелись. Куда-либо отходить в сторону от трассы крайне рискованно в виду всё той же опасности подорваться на минах.

Местами остатки «зеленки», будто бы грубо подстрижены и прорежены гигантскими ножницами, видимо, это работа минометов. Ближе к Чернухино — упавшие на дорогу деревья, раздавленные траками БМП и танков стали попадаться чаще.

Перед въездом в Чернухино со стороны птицефабрики встретили остов сгоревшего «Урала». По тактической разметке (белым полосам) видно, что грузовик принадлежал ВСУ. На въезде в поселение блок-пост. Показав документы, ополченцы вежливо поинтересовались, куда и зачем движемся. Также вежливо ответили, что едем собирать материал о состоянии памятников нашим конникам из 112 кав. дивизии, воевавшей тут в 1943 году. Ополченцы понимающе кивают, рекомендуют, где, что и как посмотреть.
Въехали в Чернухино и встретили еще одну группу ополченцев. Представившись, попросили уточнить, как проехать к памятнику конникам седьмой гвардейской. Ополченцы, не забыв проверить документы, объяснили маршрут.

С этой стороны Чернухино разрушено не сильно. Видно, что снаряды «арты» ВСУ падали хаотично. Во многих домах разбиты крыши, выбиты окна либо стены посечены осколками.

И, тем не менее, жизнь продолжается. То тут, то там стали попадаться местные жители. В некоторых местах разбитые крыши заделывают шифером, а у многих, видимо у кого его нет, прорехи просто заделаны полиэтиленом.
Проехав мимо раздавленной танками «девятки», подъехали к основанию возвышенности, на которой и стоит памятник нашим конникам. Место, как бы господствует над частью Чернухино. Отсюда, та часть, через которую мы въехали в поселение, как на ладони. Видимо поэтому ВСУ оборудовало тут серьезный оборонительный рубеж с окопами, блиндажами и экскарпами для бронетехники. Возле памятника ими была оборудована огневая точка для крупнокалиберного пулемета, обложенная бетонными блоками, и вырыты ходы сообщения. Рядом — пара захламленных солдатских блиндажей.

Когда шли к памятнику, я все время смотрел под ноги, стараясь, лишний раз ни к чему не прикасаться. Несмотря на заверения сопровождающих, что тут на укреплениях поработали саперы, тем не менее, все время ожидал увидеть в неожиданном месте какой-нибудь опасный предмет, незамеченный другими по недосмотру. Уже вблизи памятника, смотря на гильзы от крупнокалиберного пулемета, разбросанные вокруг огневой точки, а потом на раскинувшееся внизу Чернухино подумал, что именно тут, наверное, когда-то стояли наши конники, а Миннигали Шаймуратов так же оглядывал укрепления немцев и раскинувшиеся внизу улочки Чернухино.

Идем на другой опорный пункт вдоль лесополосы, под ногами — следы бронетехники. На этом пункте так же находится укрепленная огневая точка для крупнокалиберного пулемета. Всюду разбросаны части от разорванной до основания БМП-2, то ли уничтоженной прямым попаданием арты, то ли выстрелами из РПГ. Рядом – блиндаж, разбитый прямым попаданием. Возле него два местных жителя осторожно копошатся на месте бывшей кухни ВСУ.

Когда окончили осмотр оборонительных сооружений ВСУ близ памятника нашим конникам, отъехали, встретили группу женщин, становились, разговорились. Стали интересоваться, кто помнит что-либо о генерале Шаймуратове. Одна из местных женщин сообщила, что в нижней части Чернухино (та, что видна с высоты, где установлен памятник), есть улица, названная в его честь. Недолго думая, проехали туда, посмотрели. Улица, названная в честь нашего земляка, практически не пострадала от боев, произошедших здесь. Проезжая по ней, поймал себя на мысли, будто ощущаю какое-то бесконечное дежавю. Будто бы едешь не по Чернухино, а по Бураево в Башкирии.

Закончив осмотр улицы, проехали в ту часть поселения, что пострадала от боев больше всего. И первым делом встретили подбитый танк, как и БМП-2, разрушенный взрывом боекомплекта до невозможности. Видно, что его уже потихоньку разбирают местные. Рядом аккуратно сложены собранные детали. А сразу же за подбитым танком начинаются сплошь разрушенные артиллерией дома, вплоть до выезда из Чернухино в сторону Комиссаровки, где стоит блок-пост.
Уже по пути обратно, в Алчевск, вдруг вспомнил слова из одной песни: «…ничего не дается совсем, просто так…».
Именно так.

CУТКИ В ДКО

В Добровольный Коммунистический отряд (ДКО) механизированной бригады «Призрак» (в дальнейшем ДКО МБр «Призрак») А. Мозгового мы прибыли вечером. В расположение подразделения мы приехали можно сказать «с шиком». На трофейном бронированном автомобиле КрАЗ «Раптор». Этот бронированный автомобиль был принят на вооружение ВСУ Украины не так давно. А исходя из сегодняшних реалий оборонки Украины, можно смело сказать, что их сделано не так уж и много. И вот, после окончания дебальцевской операции ДКО пополнилась одной из этих машин.

В расположении ДКО МБр «Призрак» царила обыденная суета отлаженного военного механизма. Начальник караула, даже выйдя к приехавшему «Раптору» проверял по рации караулы. Сами же бойцы, несущие в этот вечер караульную службу, при встрече вглядывались в лица вновь прибывших, стараясь их запомнить.

Нас провели в помещение штаба подразделения, где дежурный старший офицер по отряду подробно расспросил нас о том, что нас интересует и чем бы он мог нам помочь. После беседы с ним, нас отвели в кубрик где мы должны были разместиться, а минут через двадцать угостили поздним солдатским ужином.

Мне уже доводилось видеть иные отряды ополчения Новороссии, ДКО действительно сильно отличается от многих из них. И не только тем, что большая часть его бойцов добровольцы из России и других стран. И не тем, что в его рядах много близких по духу и убеждениям. Полной неожиданностью было встретить в его рядах в качестве рядовых бойцов тех, над чьими книгами и статьями буквально вчера приходилось размышлять и спорить с товарищами.

Год назад я с несколькими ребятами был в Западной Сибири, когда там вовсю «кипели» предвыборные баталии. А город, в котором мы работали — Новосибирск, возглавил Анатолий Локоть. Персона в системной оппозиции Сибири знаковая и сильная.
Но, вот прошел год. И некоторые из этих сибиряков с оружием в руках отстаивают интересы жителей Новороссии.
Есть еще стоящие люди в Сибири!

Не менее приятной новостью, для меня лично, было узнать, что в составе ДКО есть добровольцы из Башкортостана и Челябинской области. Чуть позже, если будет возможно, можно будет написать и о них.
Утром нам предложено было стать зрителями процесса учебно-тактической подготовки стрелковой группы при выполнении задачи подхода к населенному пункту, его прохождения и отступления из него.
Нельзя сказать, конечно же, что все в отряде хорошо и отлично. Есть и недоработки, и недочеты. И организационные трудности. И нехватка разного рода военных специалистов.

Пока на построении шла утренняя перекличка, я пошел осмотреть парк поврежденной, но по заверению бойцов отряда, восстановимой трофейной техники, захваченной при ликвидации дебальцевского котла. На улице наряд, определенный на кухню, готовил дрова. Как рассказали бойцы, расположение отряда еще совсем недавно систематически обстреливалось артиллерией ВСУ, в чем можно убедиться, посмотрев на верхнюю часть здания. И лишь после ликвидации котла тут стало значительно тише.

Часть трофейной техники из ремонтного дворика к нашему приезду, которую удалось быстро привести в порядок, уже была перемещена на другие объекты. Во дворике находилось лишь несколько единиц бронетехники, которые видимо пока отремонтировать не удалось.

После завтрака были учения с выходом в близлезжащий населенный пункт. Как правильно заметил инструктор их проводящий, правильнее их называть «нудно-тактическими учениями».

При выходе с территории расположения отряда заметил на верхотуре, рядом с серпасто-молоткастым полотнищем и флагом ЛНР, огромный стяг со строгим ликом Спаса Нерукотворного.
После обеда, сев в микроавтобус, мы убыли в Алчевск.

(Продолжение следует)

Ильдар Атауллин, специально для сайта «РБ – XXI век»

И еще вести из Луганской Народной Республики. 16 марта 2015 г. сайту «РБ – XXI век» прислали следующее письмо:

Доброго времени суток, друзья!

72 года назад на территории нашего края проходил рейд в тылу врага 7-го Гвардейского кавалерийского корпуса под командованием генерала М.М.Шаймуратова. Благодаря действиям конников, был освобожден наш областной центр г.Луганск.

23 февраля 1943 года у пос. Штеровка завязался неравный бой с превосходящими силами гитлеровцев, в этом бою, героически погиб генерал Шаймуратов и многие из его бойцов.

Жители г. Петровское Луганской области свято чтут память башкирских воинов, отдавших свои жизни во имя победы. Каждый год, 23 февраля жители города и близлежащих поселков собираются у могилы легендарного генерала и его боевых товарищей.

Вот и в этом году, несмотря на тяжелое положение в нашем родном Донбассе и военные действия вблизи нашего города, жители собрались на святом для них месте и почтили память погибших. На этот раз приехали поклониться героям и почтить их память и представители местных мусульманских общин.

Вечная память павшим!
Здоровья, долголетия и мирного неба ныне живущим ветеранам Башкирии!!!

С уважением, жители г.Петровское Луганской области, военная комендатура казачьей национальной гвардии в г.Петровское.

Вам также может понравиться

Один комментарий

  1. 1

    «Там, где Сражались башкиры» Делегация от Республики Башкортостан (в рамках акции «Дорогами славных конников» побывали еще 2009 году. По проекту ШИГ установили и торжественно открыли памятник и сквер в г. Петровское Луганской обл. Сквер и памятник остались целы. А вот в Чернухино оказывается, памятник 7 гвардейского кавкорпуса служил Укропам блиндажом и частично разрушен. Это очень печально.
    Ильдар Атауллин, позвоните 8-917 42-181-63 , Ильдару Ш.

Добавить комментарий для Ильдар Шаяхметов Отменить ответ

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>