Как создать коллекцию этнокостюмов: от хобби к делу жизни

Елена Бунакова

Частный коллекционер женских национальных костюмов Елена Бунакова рассказала нам о том, как хобби собирать женские этнокостюмы стало делом жизни

Корр. — Расскажите как вы пришли к своему увлечению.

Елена. — Мне кажется, я все время этим занималась, только без какой-то определенной цели. Муж много ездил во времена СССР, мы вместе с ним. Советский Союз мы искатали конкретно. Потом выезды за рубеж, которые, естественно, открылись не только у нас, но и у всех остальных людей. И привозила я оттуда в качестве сувениров не тарелки, не ложки, а платья. Сама не знала для чего.

Корр. — Вы себе складывали или дарили кому-то?

Елена. — Я их складывала себе, скопилось очень много всего и разного, долгие годы просто лежало. А 8 лет тому назад, когда я заставила себя с этим как-то разобраться, для меня вдруг как пазл сложился. На верхнем этаже дома разложила по кучкам и выяснилось, что у меня не столько платья, сколько живая история, разные истории, географические и человеческие, всякие.

Оттуда и выскочила коллекция «15 республик». Все это мы привозили ещё до «развала», костюмы все аутентичные. Я поставила себе задачу сформировать её с особенной тщательностью. Это самая тщательная коллекция из того, что у меня есть.

15 республик бывшего СССР и сейчас интересны. Это самая востребованная тема для школ, и как выставочная деятельность. Потому что костюмы все просто потрясающие, смотрятся они, как на вешалке, так и на манекене просто несказанно; все они наполнены смыслами, и сакральными в том числе, потому что отделки много, украшений много.

Всё это сопровождалось, естественно, украшениями, я их покупала себе, конечно, откуда бы не приезжала. Все у меня сейчас так хорошо опустело: и шарфики, и платочки, и фартуки, и серёжки, и браслетики — все ушло в эту коллекцию. 

Когда собралась коллекция «15 республик», смотрели у меня ее только близкие, знакомые, или знакомые знакомых. Однажды, мне позвонили и сказали: «Вы не хотите в школе показать?» Я сказала: « вы знаете, я не очень понимаю интересно ли нынешнем деткам то, что когда-то было интересно нам и в общем…» Мы попробовали сначала в маленьких классах, в «началке». И рассказывала я им всё очень доступно, трогать можно было все руками, в головных уборах фотографировались. И я посмотрела — действительно пошёл интерес, пошёл диалог. Не монолог, заметьте, а диалог. Потому что школа-то сейчас многонациональная, а детки не очень добрые, так уж получается, по жизни. И вдруг они понимают, что кроме русских есть ещё другие детки, у которых очень красивые костюмы, у которых очень интересные истории, у которых невероятные какие-то сувениры, оказывается, могут быть. Все это вертелось в руках, смотрелось и потом как-то передавалось. И сначала я занималась только в школах. 

Но коллекция росла, разрасталась, пополнялась. Получилось ещё одно направление в коллекции — «Автономное образование». Потом получилось направление «Мировой костюм», поскольку путешествовали мы достаточно добросовестно, и не один год. Оттуда тоже привозилось, тоже складывалось. И получилось, что ещё и мировой костюм женский с аксессуарами, с рассказами, сувенирами, с книгами, с обувью в некоторых вариантах, если она очень интересная. 

Но объять необъятное, как вы понимаете, просто невозможно. И я решила выдохнуть, и немножечко поглубже уйти в приятные такие женские истории. Тогда меня выросло ещё одно направление — «Винтажная одежда женская в русской стиле» от 1920-х до 2000-х. Это настоящие вещи из коллекций некоторых дам. 

Сейчас мне очень не хватает контактов и площадок. Я понимаю, что мне есть что показать и рассказать. Самое главное — погрузиться и захотеть услышать. Я оставляю коллекции в каких-нибудь выставочных залах, в музеях, даю им подробное описание, и они работают с ними. Некоторые 3 месяца, некоторые месяц. Совсем недавно я забрала коллекцию «15 республик» из Ивановского дома национальности, они благополучно три месяца с ней поработали под свой проект. И это было действительно очень интересно и очень красиво. Потому что они смогли добыть манекены, что для коллекции немаловажно. Когда эту одежду на манекен надеваешь, то история вообще включает огонечки. И это очень красиво. И рассказывать удобно, и показывать хорошо.

Корр. — Показы вы не делали?

Елена. — Делала, но нехотя. Я очень нехотя соглашаюсь на показы, объясню почему. Потому что потом же это нужно все придать химчистке. Во-первых, это не маленькие затраты. Потому что, если речь идет, предположим, о какой-то истории, это 20-25 костюмов, 25 манекенщиц. Ну и соответственно, 25 костюмов, которые попадают потом в химчистку, и они не говорят мне за это спасибо. Потому что ткани достаточно дорогие. Вы сами знаете, что такое восточные костюмы: шелк или бархат, золото, золотая нить и вышивки. Им не нравится, этим костюмам, когда их подвергают каким-то дополнительным воздействиям. 

Но иногда отдаю на показ. Дом национальностей в Москве делал такой интересный дизайнерский показ национальной одежды «Этно-Эрато» по-моему. Со всего бывшего союза приезжали модельеры, дизайнеры, они показывали свою национальную одежду, а мне предложили открыть этот показ. То есть, прошли «15 республик» в своём этом первоначальном, назовём, образе, а позже потом в фантазии модельеров. Это было неожиданно. 

Потом я уже конечно знала, как себя вести, о чем просить устроителей, как готовится к этому выходу, к тому, чтобы косметики на лице не было, чтобы какая-то одежда была поддета, не каблучная обувь, потому что кружева и низкие юбки, — сами понимаете..

Корр. — А какую-то коммерческую составляющую вам удалось из этого извлечь или это благотворительность?

Елена. — Нет, абсолютно, пока никакой выгоды. Более того, только два раза устроители оплачивали мою дорогу и моё проживание на время монтажа коллекции. 

Вот эти огромные чемоданы, которые я должна формировать, а порой и чемоданов не хватает, потому что, если хотят полный обзор этот истории. 3 куба у меня заняла машина, которую я отправляла в Иваново, с коллекцией. Поэтому ещё это брать на себя… Вот, все что мною приобретено, оно приобретено мной. И практически даров у меня в этой коллекции, их можно по пальцам перечесть. Все остальное — это мои вклады. И конечно, мне совсем не интересны проекты бесконечно благотворительные. Я их делаю, я встречаюсь с детками из детских домов.

Корр. — Сейчас же детские экскурсии все платные?

Елена. — Совершенно верно. Экскурсии для детей из летнего лагеря, например, усадьба делает бесплатным. 50 человек разного возраста с разными настроениями. Я рада им все рассказать бесплатно, но мне интересно вкладываться в новые приобретения, чем тратить свою пенсию на дорогу и на пребывание в том месте, куда меня пригласили. Это единственное, что меня очень сильно огорчает.

Корр. — Считаете ли вы себя экспертом в национальных костюмах?

Елена. — Вы знаете, я никогда вообще-то такой цели не ставила. Экспертами себя считают те люди, которые меня приглашают, начнём с этого. Если они сделали выбор в сторону общения со мной, то они, наверное, эту составляющую уже как-то видят, и берут на себя часть ответственности. Но я-то ничего не придумала, я их привезла. Если я их привезла из Белоруссии, значит это чисто белорусский костюм, с традициями, с условиями формирования этого костюма. Если это украинский костюм, то тоже я его не с фантазировала. Просто не в силах, такое не придумаешь. 

Азиатские костюмы — это вообще-то история, которая не терпит случайных вещей не себе. Поэтому я только транслирую то, что я знаю. Это моя история и я не претендую на то, чтобы донести историю этого костюма. Я её просто показываю с точки зрения человеческих восприятий и пониманий этого костюма. И я всегда и всем, особенно, если это детская аудитория, говорю, что надо увидеть красивое в простой вещи, надо любить то, что здесь и сейчас вокруг тебя. Потому что все очень быстротечно, понимаете? То, что нашему поколению казалось незыблемым таким, то теперь для наших детей лишь часть истории.

Вот мои дети очень хорошо это знают, мои дети, мои внуки. Потому что мы их в этом растили. И поэтому, они у меня такие «толерантные», (слово такое, знаете сейчас употребляют все) — они у меня такие все. Потому что они у меня в этом выросли. Теперь внуки у меня подрастают стой же историей. Дети моих подруг. 

Вот, например, на этой выставке, которую сейчас я только открыла в Щапово, находятся 5 работ мальчика, внука моей знакомой. Он приходил с бабушкой ко мне в гости, каждый раз мне говорил: «Тетля Лена, а можно на мансарде я что-нибудь посмотрю?» Я говорю: «Да, поднимайся, смотри». А потом он мне на день рождения прислал нарисованную картину: «Амир, что это?» — «А вот, навеяло.»

Корр. — Сколько ему лет?

Елена. — Сейчас 13. Собираем мы его работы 3 года.

Корр. — Он учится в какой-то школе?

Елена. — Да, он в художественной школе учится.

Корр. — И это у него такие самостоятельные идеи или ему кто-то навязывает?

Елена. — Я отобрала 5 работ на последнюю выставку, потому что она была названа «Путешествуем с солнцем». И это была как раз география-история, как я называю, ненавязчиво. Ребенок, который увидит и услышит, и у него будет определённое зрительное восприятие, а потом ассоциация в голове, он этого уже никогда не забудет. Я разрешаю трогать. Обязательно. Тактильные ощущения, они очень важны. Вот афганское платье, например, вызывает просто бурю эмоций. А почему? Потому что это и зеркала, и бисер, и вышивка, и шелк, и цвет — то есть, все, понимаете? Включаются все рецепторы, как я говорю, вкусовые, как в том блюде: ты садишься, и в начале ты вдыхаешь, потом ты смотришь, а потом в кушаешь. У тебя все соединяется, ты в своей голове делаешь определённую себе установку. 

Устроители сделали огромную географическую карту при входе, и наш маршрут обозначили флажками. А поскольку это ровная половина из того, что есть у меня, они вдруг сказали «продолжение следует». Мне это очень приятно. Значит, этот мировой костюм будет ещё показан по другому маршруту и в другой тематике. Значит география-история будет расширена. И это хорошо, я это покажу.

Я сама очень-очень люблю все из того, что у меня есть. Потому что оно все-все-все с историей. Я эти истории не назидаю, я их просто пересказываю. Играю я так.

Специально для Евразийского центра им Льва Гумилева.

Лекториум он-лайн

Этнографический концерт Pine Trees Undeground На дне рождения Евразийского центра им. Льва Гумилёва



Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>