Как воспитывают детей на Кавказе: красят не шрамы, а сдержанность

Растить детей — это не просто кормить, одевать, давать профессию. Это ещё и формировать будущее своего народа. Какими хотели видеть горцы своих детей, как этого добивались и что происходит с традициями сейчас, узнавал «АиФ-СК».

Бить меньшего — недостойно

Этнолог, кавказовед, научный сотрудник отдела Кавказа Института этнологии и антропологии РАН Танзила Чабиева утверждает, что для системы воспитания детей у народов Северного Кавказа характерны личный пример, сдержанность в проявлении эмоций, уважение к старшим, культ отца в семье.

«Воспитание детей у разных кавказских народов имеет много общего. Во-первых, образ поведения взрослого всегда являлся примером для подрастающего поколения. Большую роль в воспитании горцев занимает и религия. Детей с детства приобщают к молитвенным практикам. Они чувствуют свою сопричастность не только к кавказской и национальной культуре, но и религиозной. Здесь, как и в светской стороне жизни, на формирующиеся личности влияет дух коллективизма. Можно сказать, что на Кавказе дети воспитываются не только и не столько родителями, сколько всем обществом», — говорит Танзила Чабиева.

Общественное мнение у горских народов имеет огромное влияние. Малышам внушают, что плохим поведением они позорят не только семью, но и весь род. От них с детства требуют вести себя достойно.

«В отличие от многих систем воспитания, где детей лелеют, во всём им угождают, то есть во главу угла ставится личность с её эгоистическими устремлениями, в кавказской культуре воспитания с первых лет жизни к ребёнку предъявляются достаточно жёсткие требования, — говорит доктор педагогических наук, профессор Чеченского государственного педагогического института Исита Мусханова. — С раннего детства ребёнок должен уважительно относиться ко всем. Ему внушают: «Это же отец! Это старший брат! Ты что, это же дядя! Что подумают люди! Это же гость!».

При этом запрещалось не только бить, но и повышать голос на детей. Грубое отношение и сейчас воспринимается как оскорбление ребёнка. «Бить меньшего — значит, унижать», — говорят чеченцы. Униженный не может вырасти гордым, смелым, свободолюбивым, уверенным в себе. Крайне негативно оценивалось, если молодая мать кричала на ребёнка. Считалось, что она не умеет себя вести, плохо воспитана.

«У ингушей достаточно было одного взгляда родителя, чтобы ребёнок понял, что так делать нельзя. Похожие методы воспитания характерны для всех кавказских народов. Если даже делалось замечание и нравоучение ребёнку, то только один на один и так, чтобы он понимал, что его уважают и не будут осуждать прилюдно. Но наказание за проступок обязательно будет, например в виде лишения того, что ему нравится», — говорит Танзила Чабиева.

Терпение и труд
Ребёнок с детства усваивал модель поведения старших. Особенно строгие требования предъявлялись к отцу. Он находился на определённом пьедестале.

«В семье создаётся культ отца. Его слово не подлежит обсуждению. Мать выступает в роли посредника между отцом и детьми. Маленький мальчик старается не плакать в присутствии отца. Помнится, как-то в больницу привезли мальчика семи лет после аварии. У него были серьёзные травмы. Ребёнок плакал. Зашёл отец, подошёл к сыну и спокойно сказал: «Не плачь, ты же мужчина, тут слёзы не помогут, скорее, станет ещё хуже». Каково же было удивление окружающих, когда, сжав зубы, мальчик перестал плакать. Таких примеров можно привести множество. На отце — огромная ответственность. Он — идеал. При детях он не может сквернословить, курить, пить. Отец в кавказских семьях воспитывает примером, словом», — говорит Исита Вахитовна.

Все народы Кавказа детей не баловали, растили в строгости, труде, сдержанности. Подходы к воспитанию девочек и мальчиков были разными, исходя из тех ролей, которые они должны исполнять в будущем. Мужчина — глава, защитник, опора семьи и рода. До пяти-шести лет детьми в основном занимались мать, бабушка. После того как маленький джигит мог держать в руках оружие или орудие труда, он переходил под надзор отца, который учил мальчика всему, что должен уметь мужчина. А девочку готовили быть хозяйкой, послушной женой и невесткой.

Маленькие, да удаленькие
Немного к другой роли готовили маленькую казачку.

«Если горцы чаще всего находились дома, то мужчины-казаки по три года могли быть в походах, — рассказывает товарищ (заместитель) атамана Терского казачьего войска Олег Губенко. — Всё хозяйство лежало на плечах женщины. Более того, им же приходилось оборонять станицы в случае нападений. И делали это казачки, можно сказать, квалифицированно, обращали врага в бегство. Казачьи девочки наравне с мальчиками учились владеть оружием, потому что жили в постоянной военной опасности».

И, конечно, как только малышки начинали ходить и осознавать окружающую действительность, их приобщали к домашней работе, к уходу за скотиной, птицей. Для маленьких хозяюшек были даже крохотные скалочки для катания теста.

Малышам трудиться вместе со старшими интересно. Взрослея, они привыкают помогать в хозяйстве, для них это естественно. А вот не приученных к труду с детства подростков трудно приобщить к работе по дому. Их уже приходится заставлять, что вызывает ещё большее сопротивление.

Мальчиков целенаправленно готовили к воинской службе.

«Раньше малыш ещё ходить толком не мог, а его уже сажали верхом впереди всадника, ребёнок хватался ручонками за гриву — приучали к наездничеству чуть ли не с пелёнок, — рассказывает Олег Вячеславович. — Джигитовки не было ни у драгунов, ни у гусаров. В казачьих полках это искусство было на очень высоком уровне».

По словам заместителя атамана, в казачьей среде развивали грамотность. На деньги станичников организовывались школы. Детей учили читать. Женщин грамотных намного больше у казаков, чем у крестьян. В основе воспитания была религия.

«Сейчас, несмотря на возрождение казачества, к сожалению, глобализация подминает под себя, перемалывает всех, — говорит Олег Губенко. — И всё же современные казаки ориентируются на ценности патриархального прошлого».

Попытка интеграции или потеря себя?
«Род, племя, семья — все эти связи очень крепкие, — говорит Танзила Чабиева. — Молодой человек понимает, что если будет себя вести плохо, об этом узнают родственники, старшие, это вызовет общественное порицание. Но когда он приезжает в другой регион, бывает, что чувствует свободу от этого контроля и пускается во все тяжкие. Иногда изменения в поведении при попадании в другую среду — это ещё и попытка интеграции, пусть не всегда удачная. Этническая идентичность прививается на уровне культурной идентичности. Где национальность, там и культура. Если человек перестаёт транслировать эту культуру, значит, он перестаёт быть собой. По личному опыту скажу: на работе каждый раз, когда кто-то входит, я встаю. Коллеги, тоже изучающие Кавказ, поняли, почему я так себя веду, и сказали, что здесь можно этого не делать. Я ответила, что это внутри меня, я не могу в Ингушетии быть одной, здесь — другой».

По словам чеченской исследовательницы Иситы Мусхановой, сегодня система воспитания меняется. Всё меньше семей, где вместе живут представители трёх поколений. Молодые утрачивают традиционные ценности.

«Получается некий гибрид. Одна часть молодёжи ориентирована на Запад, другая — на Восток. Но есть понимание, что надо возвращаться к корням, к родной культуре. Человек, который не знает, не уважает родную культуру, не в состоянии принять многообразие культур и интегрироваться в поликультурное сообщество», — уверена Мусханова.

Кстати
Карачаевская жена в прежние времена уходила рожать не в родильный, а в родительский дом. По словам руководителя карачаево-балкарского культурного центра «Алан» Рустама Батчаева, там женщина оставалась и в течение 40 дней после родов. Так она могла лучше восстановиться, получить от матери помощь и опыт в уходе за младенцем. Кстати, первую неделю с новорождённым спала бабушка, чтобы измученная родами молодая мать могла отдохнуть и во сне нечаянно не задавила малыша.

Спустя 40 дней к ним в гости приходила делегация родственниц со стороны отца ребёнка. Устраивалось застолье, проводился обряд укладывания ребёнка в люльку. После этого женщина и малыш возвращались в дом мужа.

Честь назвать первенца у народов Кавказа отдаётся родителям мужа. Но они могут вежливо уступить это право родителям невестки. Первые волосы ребёнка срезают и взвешивают, оценивают по стоимости золота. Деньги тратят на помощь малоимущим. Карачаевцы могли подарить бедной семье золотое кольцо или ещё что-то ценное.

Источник:Аргументы и Факты, Ставрополь

Лекториум он-лайн

Круглый стол «Москва и Константинополь – церковная ситуация на Украине"



Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>