Карабахская Андорра

Мой путь пролегал по дороге С-14 из испанского города Лерида в Андорру-ла–Велью. Я ехал в полной тишине, размышляя о предстоящей встрече с давним другом, недавно обосновавшимся в столице этой карликовой страны. За окном мелькал типичный северопиренейский пейзаж – горы, долины, домики из камня… Мои раздумья прервал металлический голос автомобильного навигатора: «Атенсион! Ля фронтера насиональ» (Внимание! Государственная граница). Навигатор несколько опережал события. Дорожные указатели говорили о том, что до границы еще километр. Я мысленно представил себе пункт пропуска, на котором строгий таможенник, почему-то в черной форме, может быть, заглянет ко мне в автомобиль и пожелает доброго пути. Как известно, Андорра не является частью Евросоюза, и хотя границы с ЕС, разумеется, открыты, таможенный пункт, пусть и формальный, по идее, должен был быть.

Следующий дорожный указатель гласил, что я еду уже по территории Андорры. Таможни, в ее классическом понимании, не было. Мой арендованный автомобиль с испанскими номерами останавливать никто не собирался. И тем более, проверять документы. Не знаю почему, но я испытал чувство легкого разочарования, а может быть, даже досады. Эти горы, каменные домики напомнили мне пейзажи Кавказа. Где-то на стыке Азербайджана и Армении. Только там как-то душевнее, если хотите, роднее.

Я никогда не был в Нагорном Карабахе. Как-то раз мой знакомый армянин Арик предложил мне туда съездить (в то время я гостил на озере Севан). «Это несложно, — уверял он. — Но учти, они поставят тебе печать в загранпаспорт, потом в Азербайджан уже не пустят». Вариант был неприемлем. Закрыть себе дорогу в милый сердцу Баку, потерять возможность видеться с таким количеством друзей, никогда больше не прогуляться ни по бакинской набережной, ни по Старому городу… По моей просьбе мы подъехали почти к самой границе. Глазам открывался живописный пейзаж части Кельбаджарского района Азербайджана – одной из семи оккупированных провинций. Нагорный Карабах был совсем рядом. Но путь туда был заказан.

…Я ехал по дороге С-14 и вдруг понял, как могут быть похожи друг на друга Андорра и Нагорный Карабах. И что, возможно, рецепт благополучия карабахской земли прячется где-то здесь, в княжестве Андорра.
Топоним Андорра – баскского происхождения. Он означает «пустошь». При мыслях о захваченных азербайджанских землях, о сотнях тысяч беженцев, этот термин, для Карабаха кажется весьма подходящим.

Сегодня Андорра – благополучное княжество, затерянное где-то между Францией и Испанией. С высоким уровнем доходов населения. Тем не менее в Андорре все относительно дешево. Эта территория – огромная зона duty free. Товары беспошлинной торговли в столице сосредоточены на трех больших улицах. Купить можно все, что угодно. А цены, например, на крепкий алкоголь или швейцарский шоколад здесь чуть ли не вдвое ниже, чем в зонах вылета в международных аэропортах. Развлечений в Андорре немного – в основном, горнолыжный спорт, конные и пешие прогулки, термальные ванны, шопинг. Пожалуй, все.

Есть, где развернуться и бизнесу – тут настоящий налоговый оазис, банковский рай. Живут в стране, в основном, коренные андоррцы, испанцы и французы. Гостят сотни тысяч туристов, которых с начала горнолыжного сезона так много, что негде яблоку упасть. Хотел бы я, чтобы такое будущее когда-нибудь ожидало и Нагорный Карабах.

История Андорры доказывает — чтобы быть благополучным государством, вовсе необязательно быть гордым и независимым. Достаточно просто быть гордым. Полиция Андорры имеет право без объяснения причин выставить за пределы княжества любого, кто грубо нарушит местные законы или неуважительно отнесется к традициям этой земли.

Независимость Андорры – понятие весьма относительное. Княжество ассоциировано с Испанией и Францией – вассал двух держав. Де-юре этой территорией управляют наместники князей-соправителей: французского президента и Урхельского епископа (Испания). С 1278 года безопасность Андорры обеспечивают Франция и Испания. Своей валюты нет – только евро. Армии тоже нет – только полиция. Андорра – парламентская демократия. И живет по своим, частично французским, а частично — испанским законам.

Мне кажется, что именно Андорра могла бы послужить образцом для Нагорного Карабаха. Для этого нужна воля, в первую очередь, государств-покровителей, под гарантиями которых эта земля могла бы спокойно цвести и развиваться. Азербайджан и Армения как нельзя лучше подходят на эти роли. Представьте себе, что Армения возвращает соседям их исконные семь оккупированных провинций. Вместе с Азербайджаном постепенно придает особый «андоррский» статус спорным территориям, закрепив это международными соглашениями. У официального Баку есть необходимые средства, чтобы решить много наболевших вопросов: восстановление инфраструктуры и производства, строительство жилья для тех, кто захочет вернуться в родные дома. А небогатая Армения богата своим людским потенциалом – специалистами и рабочей силой. (Не секрет, что в Армении колоссальный уровень безработицы, такой, что в сельской местности многие 30-35 летние никогда в жизни не получали стабильной зарплаты. Негде работать). Получив приток инвестиций, как с одной, так и с другой стороны, Карабах мог бы начать свой путь в андоррском направлении.

Такое оригинальное решение могло бы убрать еще один очаг постоянной напряженности на планете. Придя к соглашению с Азербайджаном, Армения избавилась бы от многолетней экономической блокады, которая не принесла ничего, кроме убытков, странам, которых она касается. Возможно, Ереван решил бы и проблему оттока населения, которое в поисках лучшей доли покидает пределы республики. Азербайджан и Армения могли совместно помочь сотням тысяч беженцев, оказавшихся заложниками Карабахского конфликта.

Скептики скажут, что это неосуществимые мечты, что земля Карабаха пропитана кровью — и азербайджанской и армянской, и чтобы забыть о противоречиях, должно пройти очень много времени. Отвечу. Времени прошло достаточно. И снова обращусь к Европе. Французы и немцы — разные и по религии, и по языку, и по мировоззрению, за всю свою историю воевали друг с другом много раз, в том числе, и в мировых войнах. Сегодня это добрые соседи. А одним из символов дружбы и единения европейских народов является город Страсбург, не раз переходивший то во французские, то в немецкие руки. Именно там расположены многие европейские институты, как например, Страсбургский Суд по правам человека.

Азербайджанцы и армяне спокойно сосуществовали в Нагорном Карабахе и в XIX веке, когда он стал частью Российской империи, и с середины 1920-х, после того, как в обеих республиках была установлена советская власть. Их объединяла торговля, русские, а также добрососедские отношения, священные для всех народов Кавказа. Я верю, что это возможно и сегодня. И без России здесь не обойтись.

Россия предпринимает все возможные дипломатические усилия в рамках Минской группы ОБСЕ, чтобы сохранять мир в регионе. В ближайшие дни планируется экстренная встреча в Сочи президентов Армении и Азербайджана Сержа Саргсяна и Ильхама Алиева. Последние трагические события на границе требуют немедленных решений. Замечу, что встречаться президенты будут именно в Сочи, а не в Париже и не в Вашингтоне, хотя и США и Франция, наряду с Россией, являются сопредседателями Минской группы. Обе стороны конфликта больше верят нашей стране. У России – лучшее понимание проблемы, более теплые и доверительные отношения и с Арменией, и с Азербайджаном, чем у американцев или французов.

Американцам в целом выгодно, чтобы у России на ее южных границах находились очаги напряженности. Выгодна и эскалация конфликта на фоне событий на юго-востоке Украины. Допустить повторения полномасштабной войны в Карабахе – России нельзя. Именно поэтому Россия должна обеспечить новый мир между Арменией и Азербайджаном.

Россия смогла не допустить международную интервенцию в Сирию, хотя для США и многих других стран этот вопрос, казалось, был решен. России по силам и андоррский Карабах. Особый статус этой территории, гарантированный Россией, может стать образцом для решения территориальных споров и судеб непризнанных государственных образований.

В Новейшей истории еще никому не удавалось бескровно решить вопрос так называемых непризнанных республик. Я верю, что Россия может и должна это сделать.

Василий Биркин специально для «Вестника Кавказа»

Вам также может понравиться

Один комментарий

  1. 1

    Хорошее сравнение. Никогда не понимал смысла в войне, и такого рода дележа территории с применением насилия. Было бы куда разумнее договориться кому то земли, а кому то компенсация.
    Бали в этом плане как государство в государстве, балийцы совсем другие люди, собственно как и вероисповедание, однако прекрасно уживаются в составе Индонезии.

Добавить комментарий для Balidreams Отменить ответ

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>