Киргизский «Уркун»: Нас никто не поссорит

Наверно нельзя говорить об «Уркуне», не проанализировав международную ситуацию в этот период и положение внутри страны. Хотя даже это не даст полной оценки той ситуации, которая сложилась в этот период.

1916 г. был для Российской империи вторым годом тяжелых сражений на огромном фронте от Прибалтики до Закавказья и Месопотамии. В них русским войскам противостояли немцы, австрийцы, венгры, словаки, турки и многие другие народы, населявшие сразу три империи — Германскую, Австро-Венгерскую и Османскую. Помимо этого, целый экспедиционный русский корпус спасал Париж от немецкого наступления в Европе, а еще один сражался вместе с британцами против турок в Ираке.

На фронт уже были призваны не только запасники младших возрастов, недавно отслужившие в армии, но и мужчины сорока-пятидесяти лет, ветераны Русско-японской войны 1904–1905 гг. Страна стояла на пороге тотальной мобилизации, когда «под ружьем» находится более десяти процентов мужского населения. Из-за недостатка рабочих рук в деревнях резко упали урожаи зерна, многие заводы и фабрики остановили работу. При всем этом нужно помнить, что по закону о воинской службе Российской империи мужчины пятидесяти народов и племен страны не призывались на армейскую службу.

В условиях острого дефицита рабочих рук в народном хозяйстве, равно как и для тыловых работ, вблизи линии фронта (строительство укреплений, дорог, подвоз боеприпасов и продовольствия), правительство было вынуждено искать людские резервы. Вот тогда и решено было призвать представителей той полусотни народов и племен.

В Туркестанском генерал-губернаторстве в то время проживало более десяти миллионов населения, из них лишь около пяти процентов — европейцы. Это были жители городов, железнодорожных станций, крестьяне-переселенцы, приехавшие в край после присоединения его к России. Почти всё военнообязанное русское население к этому времени было мобилизовано и уже воевало на фронте.

25 июня 1916 г. правительство выпустило указ о мобилизации на тыловые работы четырехсот восьмидесяти тысяч мужчин из местного населения в возрасте от девятнадцати до сорока трех лет. Это и послужило первоначально причиной волнений среди таджикского, узбекского и киргизского населения Туркестана. 4 июля 1916 г. в Ходженте начались волнения с требованием прекратить мобилизацию, уничтожить составленные списки «трудармейцев». Все это сопровождалось погромами администрации, полицейских участков и убийствами. Местная администрация почти две недели пыталась справиться с волнениями силами полиции, но 17 июля генерал-губернатор вынужден был ввести военное положение.

Объективными предпосылками и причинами восстания 1916 г. было именно экономическая составляющая. Едва выживающее кое-каким хозяйством кыргызское население лишилось земель, пастбищ, вод, выданных русским переселенцам, что привело к увеличению отчаянной нищеты, голода, болезней и смертей; подвергались совместной эксплуатации кулаками, царскими ставленниками, богачами и манапами.

Простой кыргызский народ бесплатно работал на семьи солдат, воевавших в империалистической схватке, «добровольно» обеспечивал потребности армии, отдавая войлочные ковры, овечьи шкуры, юрты, шерсть, кожу и другое. Богачи бии и манапы, имея множество юрт, лошадей, не отдавали их. Отбирали последнюю юрту, понравившуюся лошадь тех же бедняков и средних хозяйств. Царизм умел пользоваться бий-манапской верхушкой кыргызского населения, среди которых повышал свой авторитет, находил у них поддержку, опору себе, использовал подхалимов, из служивших царизму элементов.

Многие участники восстания даже не знали в связи, с чем оно началось: оно постепенно трансформировалось в борьбу против полувековой русской власти в регионе.

При всей неорганизованности волнений 1916 г. в Средней Азии скорости их распространения и в разнице требований восставших к властям в разных регионах чувствовался «внешний импульс». Просматривалась, несомненно, роль иностранной – турецкой, германской резидентуры, не терявшей возможности организовать в России внутренние проблемы.

Для компетентных служб Российской империи в 1916 г. причины восстания лежали «на поверхности». С момента вступления в войну Германии и Турции (Османской империи) Туркестанское генерал-губернаторство, равно как и союзные Петербургу Бухарское и Хивинское ханства, наводнили листовки и воззвания от лица «халифа всех правоверных» — султана Турции — о священной войне против «кафиров», «гяуров» – неверных.

Надо отметить, что Турция имела мощный рычаг воздействия и через свое движение младотурок: как в Туркестане, так и в Бухарском и Хивинском ханствах. После 1905 г. бурно распространялось движение джадидов – «младобухарцев», ратовавших за модернизацию жизни мусульманских стран. К началу Первой мировой войны регион наводнили турецкий агенты, эмиссары от партии младотурок, турецкие учителя и коммерсанты, помимо ведения других дел дружно собиравшие с местного населения пожертвования в пользу турецкого султана! Это был еще один мощный канал воздействия на общественное мнение среднеазиатских народов и пропаганды турецкой политики.

Здесь следует вспомнить и то, что на территории Туркестана было размещено до ста тысяч пленных турецких солдат и офицеров, ведших враждебную пропаганду среди тюркоязычного населения региона. Всего четырьмя годами позже уже Советской России придется столкнуться с ситуацией, когда сотни бывших пленных турецких офицеров перейдут на службу к Ибрагим-беку, Джунайд-хану и другим лидерам басмачества; а бывший министр обороны Турции — Энвер-паша — возглавит басмаческое движение в Восточной Бухаре.

К этому следует добавить пропаганду беспорядков на территории Пржевальска (современный Каракол), проникавшую из соседнего Китая (со стороны современного Синьцзян — Уйгурского автономного района), где находились германские агенты, имевшие существенное влияние на дунган и китайцев — сторонников партии китайских анархистов. Напомню, что Россия и Германия находились тогда в состоянии войны. Немецкая разведка поработала на славу.

Бесспорно, взяточничество царских чиновников, насилие, унизительное отношение к выдающимся личностям также стало толчком к восстанию 1916 г. Кулаки-переселенцы отбирали случайно забредший скот на стерню и места сенокоса, заставляли платить штрафы. Посев опия в годы войны тоже приносил различные несчастья. Ясно, что колониальная система управления, притеснения местных манапов, растаптывание обычаев, традиций, религии кыргызов и другие негативные явления тоже стали причинами восстания. А указ русского царя от 25 июня 1916 г. стал только поводом для восстания.

Из доклада семиреченского военного губернатора генерала Фольбаума о «беспорядках» в регионе, представленного туркестанскому генерал-губернатору Куропаткину в конце 1916 г.: «Казахи обходились со своими жертвами мягче, тогда как некоторые кыргызы и особенно дунгане проявляли к беззащитным русским поразительную жестокость, подвергая мучениям, прежде чем убить. Выкалывали глаза, отрезали уши, груди и прочие части тела, детей разрывали на части. Но когда они встречали силу и видели опасность, то, уходя от преследовавших их русских отрядов, бросали почти все свое имущество и имущество, отобранное у крестьян, оставляли даже юрты и большую часть скота».

Правительство направило против восставших войска численностью около тридцати тысяч человек. Вспомогательную роль играли местные казачьи и поселенческие ополчения. Уже в конце лета восстание было подавлено.

Последствия этих событий были весьма печальны: убито около четырех тысяч русских жителей. В результате репрессий со стороны властей погибло от ста пятидесяти до трехсот пятидесяти тысяч повстанцев. Разумеется, здесь нужно учесть и лукавость советской историографии, которая включала в число погибших восставших около трехсот тысяч беженцев — казахов и киргизов, умерших от голода, холода и болезней в Синьцзяне. Их увели туда главы родов и племен, непосредственно руководивших нападениями на беззащитные русские села.

Уже в разгар беспорядков приказом туркестанского генерал-губернатора при всех карательных отрядах и во всех уездных городах были созданы военно-полевые суды, которые могли выносить смертные приговоры. Правда, судебное разбирательство в отношении восставших проводилось со свойственным предреволюционному времени либерализмом: отмечается, что из 933 участников восстания, первоначально задержанных и отданных под суд, 346 были оправданы, а смертная казнь, к которой были приговорены 587 осужденных, была осуществлена только в отношении 201 человека. Если предположить, что Российская империя проводила геноцид в отношении кыргызского народа, то как объяснить эти статистические данные?

Еще одним итогом восстания было и то, что свыше 100 тыс. «трудармейцев» все же было отправлено на тыловые работы в европейскую часть России. Вернувшись оттуда всего через год благодаря начавшейся революции, многие из них сыграли заметную роль в социальных преобразованиях в Средне-Азиатском регионе.

Если мы с вами хотим услышать правду про «Уркун», то она не должна быть однобока, в угоду кому-то. Сегодняшние же политики, пытающие разыграть эту националистическую карту, не далеко ушли от тех бий-манапов того периода, толкающих кыргызский народ в бездну кровавых событий, предоставляя информацию о тех событиях в выгодном для себя цвете, одновременно играя на руку спецслужбам иностранных государств, пытающихся устроить заварушку в подбрюшье России. В своих вольных суждениях они опираются в основном и по существу на инородные источники и данные (китайцев, персов, арабов, Османской империи, Ватикана), былинные произведения и древние сказания. Когда как были и до сих пор в архивах хранятся достоверные письменные документы. Однако, странное дело, документальные свидетельства их почему-то не устраивают, их начинают ставить под политизированные сомнения, подыгрывая конъюнктурным удельным интересам и инстинктам маргинальной части сородичей. При этом они объясняют это тем, что большинство народа не удовлетворяют исследования историков по «Уркуну».

В связи с празднованием в этом году 100-летия «Уркуна» и созданием определенными кругами напряженной обстановки в Кыргызстане, Президент вынужден был специально создать президентскую рабочую группу по исследованию истории «Уркуна», прояснить подлинную подоплеку, причины и восстановить беспристрастную хронологию трагического восстания столетней давности без ангажирования в угоду заинтересованным третьим сторонам.

Все бы хорошо, да доярок, печников, плотников и т.д. включать в такую группу, не смотря на просьбы «больших» политиков не следовало. Разумеется, состав группы, а также другой представительной профильной комиссии восторга не вызывает. Есть там сторонник кокандской версии кыргызской государственности, ряженый под журналиста ЦРУшник, радикальные и оппозиционно-настроенные личности, ангажированные дилетанты с развитой русофобией. Видимо, это и есть те самые, упомянутые политологом Марсом Сариевым «интеллектуалы». По версии отдельных СМИ, деятельность данных лиц обильно финансируется из-за рубежа.

Недоброжелатели и их спонсоры вовсе не заинтересованы в возникновении сильного и экономически развитого Кыргызстана и в последние годы заметно активизировались, создавая различные общественные объединения широкого профиля, неправительственные организации, специальные группы в соцсетях, задействовали медиа-средства, куда разными способами подбирают единомышленников, для поддержки которых Госдеп и Конгресс США денег не жалеет. Так в бюджете Соединенных Штатов Америки на 2017-й финансовый год предусмотрено выделение 953 млн. долларов на поддержку стран, которые «противостоят агрессии Российской Федерации». У отдельных политиков Кыргызстана при упоминании таких денег начинают чесаться руки.

Большинство нового поколения государственных служащих среднего и высшего эшелона власти Кыргызстана получили образование, проходили образовательную и трудовую стажировку в западных институтах, проектах и НПО. Теперь вся эта рать брошена на расшатывание и дискредитацию российских позиций и политики в регионе. Предпосылок, способствующих такому воздействию США и Запада, хватает. Это и ангажированное, искаженное освещение, связанного с царской колонизацией края, прошлого, а также окраинных бунтов туземцев, жестких карательных мер местных администрации Российской империи, и подыгрывание националистическим настроениям в обществе, а также спекуляция на переживаемых Кыргызстаном трудностях перехода от одной формы правления к другой.

Есть другие факты активизации антироссийских сил. Так с недавних пор в Кыргызстан зачастили эмиссары печально известной подрывной организации «Техкэмповцы», которые развязали кровопролитную гражданскую войну на Украине и хотят зажечь в Кыргызстане новый, возможно, более кровопролитный майдан, пользуясь годовщиной «Уркуна» и внутренними проблемами.

Неприязнь недоброжелателей к историческим и духовным кыргызско-российскими связям с Россией, стремление их оторвать Кыргызстан от нового объединения – Евразийского экономического Союза, вот их основная цель.

Но кыргызстанцы давно поняли, что никто, кроме России и братьев по ЕАЭС искренне не желают и не могут пожелать по-настоящему свободного и духовного развития Кыргызстана. Слишком разные менталитеты у потомков Манаса Великодушного и заокеанских доброхотов из другой части света.

Тем не менее, есть надежда на то, что руководимые профессиональным историком Тынчтыкбеком Чоротегином более адекватные, образованные и объективно мыслящие, такие, как Ташмамбает Кененсариев, специалисты дадут исчерпывающие, правдивые и конструктивные ответы на все волнующие вопросы по «Уркуну».

Мне очень часто приходилось беседовать с представителями кыргызской интеллигенции по вопросу «Уркуна», и ни разу я не встретил двоякого понимания событий тех дней.

Хочется отметить, что нет особой необходимости вновь подчеркивать бесспорную созидательную, государствообразующую роль Советской России и СССР не только для кыргызов, но и для всех бывших окраин империи в формировании и становлении собственных национальных республик, на фундаменте которых совсем недавно образовались и развиваются новые суверенные государства, полноправные члены международного сообщества. Ведь, никто не может отрицать главный и очевидный факт того, что современное суверенное государство кыргызов со всеми подобающими атрибутами состоялось именно под российским и советским небом.

Невольно возникает параллель с современностью и вместе с тем мысль о том, что история учит лишь тех, кто хочет и умеет учиться. Но к сожалению, Турция до настоящего времени не оставляет надежд на возрождение «Великой Османской империи», в которой она желает играть лидирующую роль. И в этих планах Средняя Азия с ее почти шестидесятимиллионным населением остается для Анкары «лакомым куском» трудовых ресурсов и богатейших полезных ископаемых. Поэтому они, активно навязывают кыргызстанцам пословицу: «Коли дружишь с русским – держи топор наготове!».

В заключении хочется сказать, что не Россия, не русский народ не должны быть ответственны за «Уркун», потому что погибшие русские и кыргызы стали жертвами личных амбиций отдельных манапов и политики царского режима. Зверства творимые слугами манапов в отношении русских переселенцев и их семей должны были послужить для того, что бы вселить страх и ужас среди русских, а также для того, что бы у простого кыргыза не было бы пути назад. Жестокое подавление восстания царским правительством также должно было навсегда посеять страх и ужас простого кыргыза перед царской властью.

Я верю, что несмотря ни на что, кыргызов и русских никто не поссорит.

Координатор Евразийского центра им. Льва Гумилева в Киргизии
Валерий Синько

Лекториум он-лайн

Систематизм Арт. Открытие выставки в ЦДХ



Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>