Коренные малочисленные народы Архангельской области: правовые перспективы и их реализация

Интервью с Максимом Задориным — экспертом Центра Льва Гумилёва по правам народов

Какие существуют юридические механизмы международного уровня для защиты исконной среды обитания коренного (аборигенного) населения?

На сегодняшний день это две Конвенции Международной организации труда: Конвенция МОТ №107 (1957) и №169 (1989), как договоры по защите коренных народов, а также Декларация ООН о правах коренных народов (2007), которая представляет собой лишь рекомендацию по улучшению национального законодательства государств-участников в отношении аборигенного населения. Россия не является участником ни одного из вышеперечисленных документов.

Разве Конвенция МОТ №107 все еще действует? Ведь она предусматривала «интеграционисткую модель» включения коренных народов в современные условия рынка и общественной жизни?

Разумеется, ведь принятие в 1989 году Конвенции МОТ №169 не означало того, что Конвенция 1957 года перестает действовать в отношении тех государств, которые не подписали и ратифицировали вторую. Она продолжает действовать для 18 государств: Ангола, Бангладеш, Бельгия, Куба, Доминиканская Республика, Египет, Сальвадор, Гана, Гвинея-Бисау, Гаити, Индия, Ирак, Малави, Пакистан, Панама, Португалия, Сирия, Тунис. Таким образом, существует две концепции развития коренных народов: «интеграционисткая», путем полной ассимиляции коренных народов в условиях современного рынка и общественных отношений, и путь «самоопределения народов», когда сами коренные этносы решают, как им жить в условиях глобализации. Конечно же, коренные народы, хотят следовать второму пути развития, сохраняя традиции, обычаи, общественный уклад, и самое главное – сохранить то, уже изрядно покалеченное деятельностью промышленных предприятий, биологическое разнообразие и окружающую среду для своих детей и потомков.

Какова польза от признания поморов в качестве «коренного малочисленного народа» для жителей Архангельской области?

Статус КМНС предоставляет минимальное количество льгот и защиту среды обитания конкретной этнической общности, будь то рыболовство, оленеводство, лесозаготовки или же защита экосистем от деятельности добывающих компаний и право на возмещение от нанесенного ущерба, налоговые льготы. Таким образом, образуя коллективную общность на основе культуры, духовности, сохраняя преемственность обычаев и традиционного уклада, непосредственно трудясь на землях предков, люди могут реально защищать свои права и всю экологическую среду от негативных факторов глобализации. В статье «10 мифов о Поморском возрождении» я подробно описал ситуацию с поморами в Архангельской области, и с тем внезапно возникшим негативным информационным полем в отношении их действительно полезных для области инициатив.

 Может ли представитель КМНС, живущий в городе, иметь гарантии, предусмотренные федеральным законодательством?

 С точки зрения международного права неважно, где живет представитель коренного народа, ведь его деятельность может быть направлена на защиту своих соплеменников, в качестве общественного деятеля, ученого и т.д., поэтому на него также распространяются эти гарантии. Никаких жестких правовых рамок в этом вопросе нет. К примеру, саам или ненец работает в университете, но при этом, периодически выезжает на места проживания своей общины, продолжая оказывать содействие традиционному образу жизни своего коренного народа. Естественно, если человек реально никак не будет связан с территорией проживания своих предков, восприняв для себя, что он человек урбанизированного общества, где стираются границы между культурами и народами, то в отношении него действуют закрепленные в международном праве индивидуальные права.

А как решается этот вопрос в российской правовой системе?

Российская правовая система строится на принципе жесткой привязки коренных малочисленных народов (критерий «малочисленности» (не более 50 тысяч человек) является определяющим в России) к земле и местам традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности, которые уже определены в специальных перечнях. Можно сказать, что законодатель самостоятельно выбрал для коренных малочисленных народов модель «замораживания» традиций. Везде должен присутствовать критерий традиционности, и если он отсутствует, то действия представителя КМНС могут быть восприняты, как нарушение принципа «традиционности». Пример: саамы Норвегии могут использовать моторные лодки для рыболовства, также как алеуты Аляски, или же снегоходы (для охоты или оленеводства), а российские КМНС не могут, это позиция Верховного суда.

Но ведь коренные народы сами требуют сохранения традиций, в том числе по вопросам промыслов, тогда в чем проблема?

Этот вопрос имел бы актуальность, если бы коренные народы не испытали на себе последствия коллективизации, индустриализации, а затем рынка и глобализации. Получается следующая схема: сначала государства насильно втягивают их в эти условия, принуждают забыть о своих традициях, как ненужных культурных атавизмах, требуют увеличения поголовья оленей, переселения в поселки городского типа и т.д., а потом требуют «жить, как жили их предки», в точности копируя их образ жизни, иначе их промыслы не будут согласовываться с «буквой и духом» закона. Реально ли это? Уровень смертности и в целом жизни среди КМНС говорит не в пользу такой примитивной системы отношений.

 Какие гарантии могут быть предоставлены русскому населению Архангельской области, которое проживает в деревнях?

Гарантии прав КМНС распространяются на те категории граждан, которые сохранили традиционный образ жизни и промыслов, проживающих на землях своих предков (индигенное, аборигенное население). Федеральное законодательство предусматривает распространение этого статуса также на тех граждан, не являющихся представителями аборигенного населения, но которые проживают на землях КМНС и также ведут традиционный образ жизни (Статья 3(3) ФЗ №82-ФЗ (1999 г.). Было бы справедливо предусмотреть расширительное толкование федерального закона в отношении тех граждан, которые не внесены в Единый перечень коренных малочисленных народов, но которые продолжают жить так, как жили их предки. Ведь не получится распространить статус мест проживания и традиционной хозяйственной деятельности для КМНС на все деревни и поселки в России, это утопия. Фактор национальности тут не должен играть никакой роли. Мы, горожане, пользуемся индивидуальными правами, предусмотренными Главой II Конституции РФ, те же граждане, которые проживают в деревнях, селах, сохраняют свои традиции, обычаи, промыслы, или желают их возрождения, должны пользоваться статусом, предоставляемым КМНС, то есть коллективными правами.

 В среде общественности часто можно слышать популистские высказывания о том, что гарантии прав КМНС – это несправедливое распределение бюджета, что КМНС не должны иметь никаких гарантий, а также обязаны интегрироваться в рыночную систему, и что государство не должно оказывать такой поддержки этим людям, так как экономике необходимы энергоресурсы (в том числе Арктические), а КМНС – это «собака на сене»…

В таком случае надо отказываться от концепции России, как социального государства (статья 7 Конституции РФ), лишать социальных льгот все население РФ, стипендий студентов, северных надбавок, льгот военнослужащим, материнского капитала и т.д. Давайте жить при «диком капитализме».

Опять же среди общественников часто слышны такие вопросы, а какова польза от традиционного образа жизни КМНС для обычных горожан, общества в целом?

Ответ очень простой: защита окружающей среды. Да, именно так. Пока есть коренные малочисленные народы, пока они сохраняют свой быт, свою многовековую культуру, свои промыслы, сам факт присутствия этих народов дает нам гарантии того, что экологическая ситуация в России с загрязнением воды, которую мы пьем, воздуха, которым мы дышим, почвы, которая нас кормит, не перешагнет точки невозврата, когда земли, занимаемые этими народами, окончательно превратятся в один большой котлован с нефтяными пятнами и повышенным радиационным фоном (достаточно обратиться к документам МАГАТЭ).

А с позиции государственной безопасности?

Сам факт присутствия КМНС на конкретной территории – это гарантии для государства, что эта земля заселена, причем гражданами этого государства. Это не ничейная земля  («terra nullius»), которую можно продать, захватить. Коренные народы – гарант территориальной целостности России.

А как же право коренных народов на самоопределение? Не хотят ли коренные народы независимости от России? Ведь часто об этом рассуждают историки, политики…

 На то они и политики, чтобы часто рассуждать, не по делу. Если ставить вопрос ребром, «да» или «нет», то надо спросить сами коренные народы. Ответ, я полагаю, удивит многих политиков. Коренным народам нужно только одно: гарантии того, что их родные земли не продадут с молотка и, наконец, дадут спокойно жить и развиваться, без бюрократического произвола и ограничений. Территориальная целостность государства – это базовый принцип ООН, и статья 46 Декларации ООН о правах коренных народов четко дает понять, что ничто в настоящей Декларации не может подразумевать нарушение этого принципа. Коренные народы хотят жить и развиваться, сохраняя преемственность традиций. Коренные народы – это не только богатство России, но и просто люди, которым нужна помощь, и не только по праздникам. Коренные народы – это не музейные экспонаты и не песни и пляски, как их хотят видеть недоброжелатели, это наши люди.

 Могут ли коренные народы как-то развивать свою культуру, живя в Архангельске, будучи горожанами, не привязанными к земле?

Конечно, они имеют право на создание национально-культурных автономий на основании федерального закона. На сегодняшний день в Архангельской области зарегистрированы национально-культурные автономии саамов, ненцев. В рамках НОЦ «Поморский институт коренных и малочисленных народов Севера» с ними имеются очень тесные контакты.

 

Спасибо большое за интервью.

Интервью с Задориным М.Ю.,

сотрудником кафедры международного права

и сравнительного правоведения,

юридического института САФУ.

Беседовал Мосеев И.И.,

 

      Директор НОЦ «Поморский институт коренных и малочисленных народов Севера».

 

Вам также может понравиться

2 Комментариев

  1. 1

    Часть статьи действительно хорошо записана.
    Несколько замечаний:
    Есть Конвенция о биологическом разнообразии. Россия её подписала и ратифицировала. Автору советую её изучить.
    Какие гарантии? Какие льготы? О чем Вы говорите? Ничего в городах нет!!! Я сам саами и проживаю в городе. Никакой поддержки и льгот!!! Для этого нужно как минимум признания территорией компактного проживания.
    А вот про самоопределение сказано правильно.
    Могу многое пояснить для прояснения ситуации. Посетите сайт форум саами http://saami.forum24.ru

    • 2

      Какие гарантии? Какие льготы? О чем Вы говорите? Ничего в городах нет!!! Я сам саами и проживаю в городе. Никакой поддержки и льгот!!! Для этого нужно как минимум признания территорией компактного проживания.
      ____________________

      С точки зрения МЕЖДУНАРОДНОГО права неважно, где живет представитель коренного народа, ведь его деятельность может быть направлена на защиту своих соплеменников, в качестве общественного деятеля, ученого и т.д., поэтому на него также распространяются эти гарантии.

Добавить комментарий для monsaami Отменить ответ

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>