Скончался великий археолог Геннадий Григорьев

Сегодня скончался Геннадий Павлович Григорьев — археолог, доктор исторических наук, специалист по палеолиту, сотрудник б.Ленинградского отделения Института археологии АН СССР (ныне ИИМК РАН), преподаватель философского факультета Санкт-Петербургского университета.

Светлая память…

Он был сильный и весёлый человек. И даже в эту скорбную минуту Центр Льва Гумилёва публикует стихотворение Сорокина в честь 70-летия Геннадия Павловича:

С Невы вплоть до Приморья
скандируют: «Налей!»
Ведь наш Г.П. Григорьев
справляет юбилей!

Гори огнём достаток,
заначки — ни к чему:
уже восьмой десяток
пошёл с утра ему!

Коль накатила дата,
приспело всем живым
хлестать запанибрата
с кумиром мировым!

И оглашу с упором
факт, очевидный мне:
«Таких, как наш Григорьев,
нет больше по стране!»

Пока я тут радею
за мезолит во мгле,
Григорьева идеи
плодятся по Земле.

Отмочит с маху штуку,
что будут все икать.
Он — корифей в науке,
которых поискать!

Он вам и без микстуры
рассеет мигом тень,
сказав: «Ступень культуры —
этап, а не ступень!»

И тут же вслед прибавит:
«Ступень дробит этап,
наука — не забава,
дробящий — супостат!»

А всё ж без дефиниций
совсем не тот настрой,
там и этап троится
и в ступенях простой

Спасёт от раздвоенья
премудрость жизни всей —
обычное сведенье
оптических осей!

И вслед за тем покажет,
как между строк прочесть,
что и в дремучей лаже
соподчиненность есть.

Он не бывает строгим,
ан нету в том беды.
Он выпить может много,
конечно, не воды!

Пусть не силен он в Торе,
не каждый богослов
его осилит в споре —
тому не вставить слов!

К себе, не зная спуска,
упрямо, будто вол,
палеолит французский
а русский перевёл.

Теперь и нам знакомо,
что базис — пьедестал,
а сапиенс стал хомо,
лишь пить водяру стал.

Когда в душе горенье
и сумрачен лицом,
поднимут с четверенек
лишь водка с огурцом!

Приделав чоппер к пике,
вскричал: «Какой болван!»
И расталдычил Лики,
что значит «олдован».

В карман не пряча фигу,
без всяких «sera bjen!»,
он тихой сапой двигал
в Россию граветтьен.

Вот хилая порода:
под перегара вал
граветт из эпизода
«восточным» тут же стал.

И всякий водку глушит
без просыха весь день…
Смешались люди, туши,
микок и граветтьен.

Григорьев же за веру
положит целый полк:
в авдеевских Венерах
он разумеет толк!

И в перезвоне стопок
есть тост — венец всему:
За прелесть дамских попок,
доступных лишь ему!

И, опрокинув чару,
воскликну тут же вслед:
«Здоровья юбиляру
на много, много лет!!!»

26.01.2007

Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>