Гибельный восторг последнего самурая

Ровно полвека назад покинул этот мир Юкио Мисима

Способ ухода из жизни не велит описывать Роскомнадзор, потому скажем лишь, что прославленный писатель и апологет самурайского духа сделал это традиционным самурайским способом. И с ним группа соратников из «Общества щита». Ну, вы поняли, о чем речь. А перед тем он явился на военную базу Итигая в Токио и взял в заложники ее командующего генерала Масита. Мисима вышел к солдатам и призвал их выступить на защиту традиционных японских ценностей. Но солдаты в ответ кричали ему и его соратникам «Убирайся! Освободи генерала!». И тогда…

Япония переживала экономическое чудо и. одновременно, превращались в охвостье Запада, покорного американского вассала, как будто из древнего замка сегунов сделали суши-бар для заокеанских туристов. Страна, которой даже не позволено иметь полноценную армию. Против этого восстал Мисима, это был отчаянный, обреченный на поражение мятеж Традиции, подобный такому же безумному восстанию самураев против реформ Мэйдзи – с мечами против винтовок и артиллерии.

Он мог бы повторить классическую фразу: «Во мне умер великий актер». А еще – режиссер, воин, атлет. И, прежде всего – Писатель.

С творчеством Мисимы я познакомился в девяностые. В подвальном магазинчике наткнулся на книгу в пестрой суперобложке. «Золотой храм», рассказы, пьесы. Переводчик – Григорий Чхартишвили, будущий Борис Акунин.

Тогда, в окаянные девяностые чтение Мисимы (и еще Лавкрафта, которого я открыл тогда же) было глотком живой воды в атмосфере всеобщей деградации и продажности постперестроечной России. А еще был знаменитый фильм Пола Шредера «Мисима. Жизнь в четырех главах» с его знаменитым саундтреком.

Читать далее...

Наследие и метафизика Поморья

Северные традиционалисты порадовали новыми работами

В Архангельске в рамках всероссийской конференции с международным участием «Глобальные проблемы Арктики и Антарктики» состоялась презентация двух книг, посвященных традиционной культуре Севера.
Накануне в архангельской Соломбале было открыто новое здание Федерального исследовательского центра комплексного изучения Арктики имени академика Николя Лаверова, которое станет интеллектуальным ядром науки о полярной России. Так что выход этих книг пришелся очень кстати.
Первая из них – итог многолетних изысканий доктора философских наук Николая Теребихина, исследователя сакральной географии Русского Севера.

В книге нашли свое отражение различные аспекты традиционной поморской культуры и культур других народов Севера, обживавших тайгу, тундру и море. Мир русской крестьянской избы и корабля, языческие священные рощи и обетные кресты, православное храмостроительство и шаманизм – все это составляющие Собора Народов Севера. Однако географическими рамками Севера Николай Теребихин не ограничивается, находя аналоги русской морской культуре в других частях света, например, сопоставляя мироощущение поморов и полинезийских мореходов и находя в них общие черты. При этом ученый обходится без околополитических умствований о «борьбе Суши и Моря» в духе Дугина. Ведь морская культура – неотрывная и органичная часть единой русской, евразийской в своей основе, культуры.

Читать далее...

Николай Гумилев – первооткрыватель Гипербореи?

Об этом рассказывает писатель Павел Кренев

Недавно издательство «Прометей» выпустило книгу очерков секретаря правления Союза писателей России, уроженца Поморья Павла Кренева.

Читателям Павел Григорьевич больше известен как автор рассказов о родном крае, природе Русского Севера старинной деревне Лопшеньга, поморах Летнего берега Белого моря, с которыми автор не порывает связи – его стараниями на малой родине ежегодно проводятся Казаковские чтения – литературный фестиваль памяти известного советского писателя Юрия Казакова. Павел Кренев участвует в жюри Гриновского фестиваля, который так же ежегодно проходит в Архангельске.

Нынешняя книга – это не сборник историй из поморской жизни, охотничьих рассказов или военных новелл. Перед нами – исторические очерки, объединенные в цикл «Черный коршун русской смуты». В аннотации к книге говорится: «У людей всегда много вопросов к собственной истории. Это потому, что история любой страны очень часто бывает извращена и переврана вследствие желания её руководителей представить период своего владычества сугубо идеальным периодом всеобщего благоденствия. В истории они хотят остаться мудрыми и справедливыми. Поэтому, допустим, Брестский договор между Россией и Германией от 1918 года называли в тот период оптимальным и спасительным, потом «поганым» и «похабным», опричников Ивана Грозного нарекали «ивановскими соколами», затем душегубами. Ленинский и сталинский периоды провозглашали «славными годами становления советской власти», а впоследствии они превратились в «эпоху кровавого режима» и т.д. Автору очень бы не хотелось продолжать такую вот словесную эквилибристику, у него есть желание назвать вещи своими именами. Поэтому и появилась эта книга. Все факты и события, изложенные в ней, почерпнуты из документов, хранящихся в архивах КГБ СССР, где автору довелось работать в 1990-годы и из других документальных источников».

Читать далее...

Год умер. Да здравствует год!

Мистерия Новолетия под аккомпанемент гитары

Завтра наступит Новый год. Читатель удивится: позвольте, какой такой Новый год, сентябрь же на дворе? А между тем в допетровской России Новый год (Новолетие) начинался 1 (по новому стилю – 14) сентября.
Новолетие – Новое лето. Лето – как сезон года, и лето – как собственно год (недаром мы измеряем возраст летами). Осенью начинался Новый год у многих народов: у кельтов (Самайн), у евреев (Рош Гашана), у византийцев, у эфиопов Новолетие – 11 сентября (День Усекновения главы Иоанна Крестителя). Древнерусский Новый год брал начало в День Симеона Столпника. Что объединяет перечисленные народы при всей их внешней и духовной несхожести? То, что все они на протяжении многих веков решительно отстаивали свою самобытность, идентичность, особость. В России традиции празднования Новолетия дольше всего сохранялись на Севере, среди поморов и в некоторых уголках центральной и южной России (в регионах проживания однодворцев). То есть там, где жили свободные люди, сохранявшие верность традициям.
Осенняя мистерия гибели старого года-лета и рождения нового («конец и вновь начало»), казалось, напрочь позабытая современными русскими, неожиданно причудливо преломилась в творчестве тоже уже практически позабытого омского барда Вадима Медина.

Читать далее...

Сакральный русский край убивают

Двойной удар по Поморью

Еще не затихли (и затихнут ли – неизвестно) митинговые страсти и информационные баталии вокруг планируемого полигона для московского мусора на Шиесе, как рвануло – в буквальном смысле! – в старинном поморском селе Ненокса. Точнее, на море, где взорвалось нечто: то ли мини-ядерный реактор, то ли ракета на ядерном топливе. Позже заверили, что это была двигательная установка, которую окрестили «ядерной батарейкой».

Читать далее...

Экологическая экспертиза: Хозяин, Чужак, Временщик

Каков евразийский взгляд на отношения человека и среды, в которой он живет, «вмещающего ландшафта»? Постараемся ответить на этот вопрос коротко и убедительно.

Читать далее...

Колесница бога Ваты

Танком – по миру антитрадиции

По экранам России с триумфом прокатился фильм «Т-34» режиссера Алексея Сидорова. Создатель телесериала «Бригада» ныне решил обратиться к событиям Великой Отечественной. История о том, как группа узников концлагеря на танке «Т-34» вырвалась с полигона и задала жару нацистам, уже была экранизирована в шестидесятые годы – памятный многим фильм «Жаворонок». Спустя более полувека лихие красноармейцы вновь мчатся с ветерком по автобанам Германии, истребляя живую силу и технику врага и вызывая шок у немецких обывателей. На этот раз все четверо остались живы (герои «Жаворонка» погибли) и после войны возвращаются в родные места.

Фильм вызвал шквал откликов: от самых восторженных до критических, ставящих в укор авторам ура-патриотизм, подражание голливудским блокбастерам или исторические ляпы. Не будем заниматься ловлей «блох» (без которых обходится редкий, хоть трижды оскароносный, фильм) и обратим внимание читателей на то, чего не заметили поклонники и критики картины.

Четыре танкиста – боевой офицер, белорус-хлебороб, охотник и будущий священник. Неслучайно возникает ассоциация с четырьмя изначальными варнами (сословиями) древности, причем достаточно глубокой древности, индоевропейской или ностратической, когда еще не было шудр (наемных или подневольных слуг), и четвертой варной, скорее всего, являлись охотники-добытчики. Воин, жрец, пахарь, охотник. Четырехчастный социум истинных (т.е. подлинных, а не сочиненных в алхимических лабораториях профанного европейского оккультизма) арийцев древности.

Читать далее...

Апология империи

Колонка Анатолия Беднова

Пора, наконец, расставить точки над i в слове «Imperia», усилиями пропаганды – либеральной и левой, национал-шовинистической и сепаратистской – превращаемом то в жупел, то в ветхую мумию, коей место в кунсткамере.

Между тем империя – живой организм, который не только живет и борется за свое существование, растет и развивается, но и способен регенерироваться, возрождаясь вновь, порой в самых неожиданных формах, в новых границах. На смену рухнувшему Древнему Риму пришла Священная Римская империя германской нации, имевшая совершенно другое внутреннее устройство и конфигурацию, на смену Древней Персии, почитавшей Заратустру – Персия исламская, на смену православной Византии – исламская Турция, примерно в тех же границах. Еще более яркий пример – Китай, где после вековых смут воцарялась новая династия (как правило, иноземного происхождения), и держава выходила на новый виток развития. Самый же удивительный пример: большевики, интернационалисты и антиимперцы, построили на руинах Российской империи вторую сверхдержаву мира. Их антагонисты по ту сторону океана, когда-то бунтовавшие против Британской колониальной империи, построили первую по мощи сверхдержаву. Да-да, тамошние политологи не стесняются назвать США «империей», антиимперский пафос времен написания «Бен-Гура» давно используется исключительно в пропагандистских целях против геополитических противников. А для внутреннего употребления Америка – это первая из пяти величайших империй в истории, которой нет, и не может быть равных.

Читать далее...

Европу – в… рифму!

Колонка Анатолия Беднова

Российская власть веками стремилась в Европу. Петр прорубил окно, Екатерина широко распахнула его, Александр Первый был первой скрипкой в оркестре европейских держав, называемом «Священный союз», Александр Второй сообразил союз на троих с германским и австрийским коллегами, его сын задружился с президентом Французской республики, Сталин и его преемники заправляли делами Восточной Европе, велеречивый Горбачев изо всех сил старался понравиться западным коллегам, не говоря уже о Ельцине, у которого едва ли не все лидеры западного мира числились в закадычных друзьях.

Чем же отвечала нам Европа? После Священного союза была Крымская война, проигранная Россией. Союз трех императоров обернулся таможенной войной с Германией. Геополитический кульбит Александра Третьего в итоге, через два десятилетия привел Россию к Первой мировой войне. Восточноевропейские государства и почти все западные республики бывшего СССР огрызаются на Россию и либо уже вступили в НАТО, либо стремятся туда, включая и славянских «братьев». А мы так хотели в Европу…

Читать далее...

Архангельск: Межнациональный парк и Поморский Новый год

Новое и подзабытое старое

Традиционная встреча первых лиц города с членами Совета национальностей – организации, объединяющей этнокультурные организации Архангельска и области – состоялась в здании «Поморской артели», расположенной на «заповедной» улице Чумбарова-Лучинского в центре города. Открывая разговор об итогах года, руководитель Совета национальностей, зампред гордумы Рим Калимуллин напомнил, что в нынешнем году в Архангельске открыты храмы двух религий – мечеть и синагога, а в скором времени появится католический костел, строятся новые православные храмы. В октябре исполнилось 250 лет лютеранской кирхе в Архангельске, организована экспозиция, посвященная Немецкой слободе. В областной библиотеке имени Добролюбова открыт азербайджанский сектор, куда передано около полусотни книг.

— Сегодня возрождается то, что было в Архангельске нормой всегда, — отметил глава администрации областного центра Игорь Годзиш. – Духа вольного, свободного, торгового города. Сюда приходили моряки и приносили чуть-чуть Европы, Америки и других стран света.

Читать далее...