Друзья из Эфира

Новая гиперборейская теория

Антропогенез — часть биологической эволюции, которая привела к появлению человека разумного — Homo sapiens sapiens. Изучением антропогенеза занимается множество наук, в частности антропология, генетика, лингвистика.

О философии рождения Человечества, о миссии антропогенеза мы сегодня расскажем вам…

Начало

Давайте вспомним, как все начиналось, как в любви Вечного синего неба и мамы-Африки родился первый наш пращур.

Мама-Африка и сынок (Opuwo, Namibia)

Мы воспаряем в эмпиреи грядущего, стучимся в будущее цивилизации, но без знания момента старта, точки начала — вряд ли мы будем на это способны. Чтобы двигаться вверх — надо отчего-то со всей силой оттолкнуться.

В нашем случае старт антропогенеза и момент рождения человека, который по мнению очень многих антропологических школ не изменился с тех пор (с момента рождения Хомо сапиенс где-то несколько миллионов лет назад) ни на йоту!

Читать далее...

Человек собаке волк

Продолжение рассуждений Германа Садулаева о новом философском подходе к антропологии

Существует милая и самокритичная сентенция о том, что люди хуже хищных зверей, так как хищные звери убивают только когда голодны и ровно столько, сколько нужно для пропитания, и лишь человек может убивать просто так. Это заблуждение. По-крайней мере, в отношении одного вида хищных зверей, наиболее важного для нас.

Волки, при наличии возможности, всегда убивают больше, чем могут съесть. Это подтвердили и относительно недавние скрупулезные наблюдения над колонией волков, интродуцированных в Йеллоустонский заповедник; то же самое говорит и многовековой человеческий опыт: стая волков, нападая на овец, вырезает десятки, хотя волки уносят для съедения всего несколько туш. 

Однако нельзя сказать, что это избыточное убийство является совершенно бессмысленным с точки зрения самих волков и экосистемы, которую они регулируют. Смысл есть и можно выделить даже несколько пунктов причин и обоснований беспощадной волчьей резни.

Первое. Поддержание хорошей «спортивно-охотничьей» формы, отработка стайного взаимодействия и обучение молодняка. При коллективной охоте особенно важно постоянно практиковаться. Голые «инстинкты» не помогут, нужны тренировки, «социальные» механизмы, распределение ролей, очень тонкое и чёткое сотрудничество, понимание системы сигналов и сценариев для различных ситуаций. Молодых хищников по-настоящему обучить можно только «в бою». Поэтому даже когда волки относительно сыты или обеспечены запасом мяса уже убитых животных, они будут продолжать охотиться и убивать.

Читать далее...

Евразийская школа СКИФА

Герман Садулаев продолжает свои рассуждения на тему новой философской антропологии

Философия и антропология в 21-м веке стремятся навстречу друг другу и, возможно, уже завтра станут единой если не наукой, то областью гуманитарного знания. Нас уже не устраивает физическая антропология с её примитивно понятым дарвинизмом, с её биологическим редукционизмом, с её изучением «человека» в котором слишком мало специфически человеческого, общественного, разумного, коммуникативного, символического, с её «антропогенезом», учением о возникновении человека в результате биологической эволюции, после знакомства с которым остаётся только один вопрос: хорошо, ну а ЧЕЛОВЕК-то как получился? Но, с другой стороны, нас не устраивает и философия, не принимающая во внимание, что любое познавательное усилие происходит не в вакууме, а в весьма определённых социальных, экономических, психологических и биологических обстоятельствах, которые оказывают на мышление жестокое детерминирующее влияние и вызывают к жизни концепции, строго соответствующие антропологической действительности философствующего субъекта. 

Философия как привилегия

Читать далее...

Новая расовая антропология и революция

Рассуждения Германа Садулаев на тему создания Новой расы человечества.

1. Мы должны признать, что в нашем мире, на нашей планете, сейчас, одновременно, существует не одно человечество, а несколько человечеств.

2. Это то, что раньше мы называли расами, а теперь стыдливо перестали как-либо называть.

3. Мы должны вернуть понятию «раса» его истинный смысл. «Раса» — значит, порода. Внутри вида домашних собак существуют различные породы: овчарки, доги, лабрадоры, пудели и другие. Породы создаются селекцией, естественной и искусственной, особыми условиями жизни, функциями, изоляцией и так далее. Так же и внутри вида людей (если мы считаем людей одним видом) есть разные породы, или расы, которые вывелись или были выведены под влиянием исторических обстоятельств. Однако для людей понятие расы имеет особый смысл, как мы увидим далее.

4. Нам следует перестать утверждать, что «все люди физиологически (биологически, анатомически, антропологически) одинаковы, различия рас – это различия на уровне культур и цивилизаций». 

5. Поскольку то, что мы называем «человеком» — это и есть «культура и цивилизация», таким образом, утверждение, что «люди одинаковые, просто у них культуры разные» — бессмысленно и алогично; это то же самое, что сказать: «люди одинаковые, просто люди разные». 

Читать далее...

Братья бога огня

«Неантропы осваивали новые земли не одни, впереди них шел бог, Священный огонь,» — Герман Садулаев продолжает свои антропологические рассуждения. 

Начало: Симбиотическая антропология как альтернатива физической

В верхнем палеолите, около сорока тысяч лет назад, средняя полоса Евразии от Испании до Сибири была покрыта степями, или, можно сказать, одной великой окололедниковой тундровой степью, называемой ещё «мамонтовыми прериями». Климат был скорее прохладным, чем суровым. Атмосфера была сухой, небо чаще всего ясным, солнечных дней в году было много. Лето было коротким и не жарким, но очень солнечным. Зима была холодной, но не вымораживающей насмерть всё живое и малоснежной. В общем, вполне можно было жить. Ландшафты ледникового периода в Евразии и Северной Америке вовсе не были похожи на современную Антарктиду или на Арктику. Даже современная тундра гораздо холоднее и скуднее на жизнь, чем были тундровые степи в эпоху палеолита. В «мамонтовых прериях» паслись многочисленные стада крупных травоядных животных: мамонтов, бизонов, шерстистых носорогов, лошадей, оленей. Из-за гигантизма самых известных видов фауны ледникового периода её называют «мегафауной». За короткое, но яркое лето вырастали двухметровые травы, которые высыхали на корню и становились «сеном» для стад. Еда для травоядных была в изобилии круглый год, и зимой не покрывалась снегом. Травоядные паслись в степи, на травоядных «паслись», то есть, охотились хищники: пещерные львы, гигантские гиены, волки. В целом всё очень напоминало современную африканскую саванну, только припорошенную снегом зимой. 

Читать далее...

Симбиотическая антропология как альтернатива физической

Прачеловек — не хищник и не охотник, считает Герман Садулаев. Человечеству удалось выжить и эволюционировать благодаря биологическому симбиозу с волками и оленями, которые с тех времен стали дружественными тотемами

Главное в биологической жизни человека, как и в жизни любого другого существа и вида – это еда. Даже размножение возможно только при наличии достаточной кормовой базы. Поэтому, начнём с самого простого: какое место занимает человек в пищевой цепочке, в этой основной и естественной иерархии живой природы? Физические антропологи провозглашают, как само собой разумеющееся, что человек по преимуществу хищник. Физические антропологи прямо и победно заявляют, что древний человек оказался самым успешным хищником неолита. С охотничьей деятельностью человека связывают даже такие катастрофические изменения, как исчезновение целых видов, таких, как пещерные медведи, саблезубые тигры, шерстистые носороги и мамонты. Их останки во множестве находят на стоянках древнего человека. И вымерли они в то же время, когда размножился и расселился человек. Совпадение? Не думаем – говорят физические антропологи. Хотя кости древних лошадей и северных оленей тоже находят, но ни лошади, ни олени, тоже бывшие объектом охоты, почему-то не вымерли. Но это другая история. С охотничьей деятельностью человека связывают и развитие специфически человеческих форм мышления, коммуникации, речи, организацию и возникновение собственно человеческого общества (в одиночку мамонта завалить невозможно, и вот люди объединились, научились планировать, общаться, организовались в охотничью артель и смогли завалить мамонта).

Читать далее...

Страшная тайна антропогенеза

Выступление писателя Германа Садулаева в рамках лекториума «Философия антропогенеза» проекта «Белая индия» в сентябре 2018 года в Клубе культуры чтения «Буквоед»

Философия антропогенеза. Антропогенез — это возникновение человека, человечества. Сейчас это более корректно называют ещё антропосоциогенез. Потому что возникновение человека и возникновение человеческого общества это один и тот же процесс. Во всяком случае, учёные нам говорят, что всё уже известно. Найдены все промежуточные звенья. Показывают нам и кучи черепов, и костей. Всё, как человек возник. Но, похоже, они ответили не на тот вопрос, который мы задавали. Когда мы задавали это вопрос, как возник человек, мы хотели понять, почему он возник и зачем. 

Ответы у нас есть на следующие вопросы: каким образом у человека сформировалась такая челюсть с такими зубами, такие конечности и такой череп. Наука прекрасно справляется со всеми промежуточными прогнозами и историями о том, как нечто развивалось, эволюционировало. Но всегда мы наблюдаем большой пробел в скачках и в возникновении чего-то принципиально нового. 

Допустим, наука до сих пор не может нам сказать, как материя возникла из ничего. Есть концепции про большой взрыв, когда сингулярность взорвалась. Но это слова, они ничего не объясняют, они заняли место прежних космогонических мифов в сознании людей. На самом деле никто не понимает.

Как возникла материя, как в неживой материи возникла жизнь, и как в биологической жизни возник человеческий разум? На эти вопросы на самом деле у науки нет ответа просто потому, что его не может быть, поэтому такие вопросы скорее адресованы философии. Философия может ответить на вопрос, как происходят такие кардинальные трансформации. Философия должна дать дорожную карту естественным наукам, чтобы ученые наполнили эту дорожную карту конкретным содержанием. Сейчас естественные науки наполняют дорожную карту исследований по парадигме качественного скачка, когда накапливаются количественные изменения, потом происходит качественный скачок, появляется новый вид. 

Читать далее...

В Центре Гумилёва состоится вечер в честь народов Гиндукуша

24 мая в Московском Центре Льва Гумилёва Святослав Каверин, исследователь народов Гиндукуша, выступит с докладом об истории и культуре бывшего Кафиристана – афганской провинции Нуристан и соседних областей.

Коллекции нуристанских предметов представлены в ведущих мировых музеях, но не в России. С 1962 года тщательно подобранная коллекция хранится в собрании Кунсткамеры (МАЭ РАН), но не экспонируется. Литературу также нелегко найти. О том, как эта тема становится доступнее для российской публики, и пойдёт речь. Рассказ дополнят документальные фильмы разных лет.

Народы афгано-пакистанского пограничья, говорящие на дардских и нуристанских языках, сохраняют с иноязычными соседями ряд общих субстратных черт в искусстве, фольклоре и быту. Более тысячи лет на Среднем Востоке продолжался переход маздеистов, буддистов, индуистов в ислам. Старые традиции сохранялись в Кафиристане – труднодоступных горных районах, населённых языческими племенами. Исламизация завершилась в 1896 г. утверждением власти кабульского эмира над областью, получившей новое название Нуристан («страна света»). Но по сей день на прилегающей территории Пакистана часть народа калашей сохраняет аутентичную религию, постепенно уступая модернизации.
Наследие доисламской эпохи охватывает весь Гиндукуш. Антропоморфные изображения – статуи божеств и героев и намогильные фигуры предков – сохранялись только у горцев (кафиров), и только для них характерно использование мебели. В архитектуре, прикладных ремёслах, традиционном костюме прослеживаются элементы, общие для горных народов этого региона. Анализ таких взаимосвязей позволяет судить об их этногенезе и реконструировать элементы материальной и духовной культуры их предков – что делает исследование культуры горцев Гиндукуша перспективным.

Читать далее...

Ленин и Тотем

Выступление Павла Зарифуллина на семинаре «Скифской Академии» 8 ноября 2014 (Берсеневская набережная, Центр Гумилёва)

Видео — Михаил Колодинский

Что такое тотемизм?

Как ни странно при изобилии этнографической литературы, внятно на вопрос не ответил ни один антрополог.
Кроме известного определения:
Тотемизм — некогда весьма распространенная и ныне ещё существующая религиозно-социальная система, в основании которой лежит своеобразный культ так называемого тотема. Термин этот, впервые употреблённый Лонгом в 1791 году, заимствован у североамериканского племени оджибва, на языке которых totem означает название и знак, герб клана, а также название животного, которому клан оказывает специальный культ. Нет такого объекта, который не мог бы быть тотемом, однако наиболее распространёнными (и, по-видимому, древними) тотемами были животные. Но это всё вы можете прочесть в Википедии. Я тут, дорогой читатель, вас ни чем не удивлю.
Кроме того, что понятие тотема и тотемизма у антропологов поныне плавающее. Они ухватывают мистический процесс, что запускает вокруг себя тотем, но не могут залезть в его суть. Тотем отказывается фиксироваться, плясать под дудку антрополога.

02452u-copy

Читать далее...

Космология и антропология магического театра

Архаичные мистерии

С древнейших времен человечество практикует мистерии, в которых происходит замещение личности медиума на сверхъестественную сущность. По всей видимости, эта практика сложилась уже во времена палеолитических охотников, имитировавших голоса и повадки зверей и птиц для управления их поведением. Магические трипы в теле тотема до сих пор распространены среди последователей архаичных культов в джунглях Амазонии, Экваториальной Африки и Юго-Восточной Азии, а также в тайге, тундре и на высокогорьях Евразии и Америки. Практикующие подобные путешествия шаманы являются настоящими оборотнями, их действия на момент ритуального транса начинают воспроизводить поведение тотемного покровителя, дух которого вселяется в шамана.

«Один мог менять свое обличье. Тогда его тело лежало, как будто он спал или умер, а в это время он был птицей или зверем, рыбой или змеей и в одно мгновение переносился в далекие страны по своим делам или по делам других людей.»
Снорри Стурлусон. Круг земной. Сага об Инглингах, VII.

Цель всякой мистерии – внушить аудитории состояние транса, интуитивной открытости. Чем глубже транс – тем больше центр восприятия человека сдвинут в сторону особого шаманского сна, представляющего собой, образно говоря, магическое зеркало синестезии (гр. «единство чувств»). Эффект синестезии лежит в основе второсигнальных (или мыслительных) способностей гомо сапиенса, позволяя последнему парадоксальным образом соединять реальность и ее условные обозначения в единый дискурс «разумной действительности».

Читать далее...