На Ысыахе театрализуют якутский эпос «Олонхо»

В Москве 4 июня пройдет якутский традиционный праздник Ысыах, в рамках которого состоится театрализованное представление «Предание земли Олонхо». Исполнят его хранители древних традиций из Чурапчинского улуса. В основе представления — знаменитый якутский эпос «Олонхо», который объявлен ЮНЕСКО шедевром устного нематериального наследия человечества, сообщает «НацАкцент«.

Читать далее...

Аристократ

Театральная теургия-инициация в скопческом терему

«Всякий, кто в Якутск попадал, не желал оттуда уходить; тот же, кто бывал там прежде, желал снова туда возвратиться». (Герард Миллер «История Сибири» «Древнейшая история Якутска и якутского уезда»)

«Эта статья, будто скачка на якутской кобылице» (Автор)

Путешествие началось как обычная евразийская командировка, а закончилась, как новогодняя сказка. Меня пригласил в Якутию на серию кинопоказов, театральных спектаклей, евразийских конференций министр культуры и духовного развития Республики Саха, театральный российский мэтр Андрей Борисов. Надо сказать, что современный якутский культурный мир – это «дом который построил Свифт». (В данном случае – Андрей Саввич Борисов). Его населяют артисты, короли, чиновники, шаманы, люди вне времени. И только фигура мэтра связывает несоединимое, преобразует человеческое естество в театральные формулы. Я всегда возвращаюсь из страны Саха, из «Дома Андрея Борисова» другим. И к Иным Берегам. Серьёзно. Покидая Якутию – можно умереть от шаманской болезни.

Читать далее...

Что общего между прорывом в мировое кибер-пространство и культом Тенгри?

Для многих россиян слова «евразийство», «русский космизм» звучат, как часть какого-то мифа, возможно, красивого, но безвозвратно ушедшего. Слово «тенгрианство» среднему россиянину ни о чем не говорит. Если термин «евразийство» и употребляется, то лишь по поводу экономического союза и взаимодействия политиков СНГ. В остальном — это что-то туманное, непонятно откуда возникшее, но стойко ассоциирующееся с монголо-татарским игом, «азиатчиной» и темным прошлым. Живя в российском информационном пространстве, трудно сформулировать для себя понятие евразийства в культурном, духовном смыслах.

Читать далее...

Тайное знание Николая Лугинова

294411 2Чтение затягивает, если текст завораживает с первых строк. Так бывает, если он ведет к познанию тайны. Мир Николая Лугинова, созданный им за годы писательства, так многогранен и разнообразен, что ему трудно найти точное определение. Он мистический или мифологический, магический или фантастический?
Его роман и повести последних лет, объединенные в «Хуннские повести» основаны на исторических фактах. Сама эпоха Чингисхана, его матери Ожулун, мудреца Лао-Цзы — такое далекое от нас время, что «летучие пески» времени превратили их в легендарных персонажей.
Саха — человек мифологический. Сознанием, образом мыслей. Абстрактное мышление — его конек. И, конечно же, творчество Николая Лугинова , как одна из самых близких нам, людям XXI века, ветвей этого сознания, и есть его современный символ. Там, в созданном им мире «Хуннских повестей» его герой Лао-Цзы так похож на образ знакомого мне с детства старика. Или на одного из моих друзей, любящего пофилософствовать. Но порой он мне напоминает отца. Образ, который я бережно храню с детства.
Речь Лугинова такая же тягучая и полновесная, глубокая и высокая, как и само пространство Евразии. И он традиционен в этих своих откровениях и видениях. И настолько же нов и необычен. Вот его сила слова, которая не утихает ни в том, ни в другом языке — родном, якутском или на приобретенном, переводном — русском.
Почему же так происходит? Когда к тебе приходит муза, с мифологией или эпическим размахом, ответа на этот простой вопрос тоже нет. На подмостках Саха театра живым ответом явился Ефим Степанов, человек и герой, актер и прорицатель, сыгравший в инсценировке по «Хуннским повестям» роль мудреца Лао-Цзы. Он сродни тому, что показал Герасим Васильев в своем великолепном образе шамана во «Сне шамана» Ексекюляха в нашумевшей постановке на подмостках Саха театра. Это не только души родственные, они и есть душа века и времени в своем перевоплощении в героев Кулаковского ли, Ойунского ли, Лугинова ли. Вот оно, мифологическое сознание в зримом воплощении. Смешение человеческого и природного, реального и вымышленного.
Как не дано было понять мыслей, которые вели великого шамана или великого старца-мыслителя, так и мы не всегда можем адекватно воспринимать слово писателя. Каждый автор живет и пишет по законам, выдуманным им самим. И мы в этом не далеки от истины. Помните, что Александр Пушкин сказал: «Драматического писателя надо судить по законам, им самим над собою признанным». Он написал это Александру Бестужеву в конце января 1825 года.
А теперь обращусь к авторитетному мнению двух современников. Писатель и переводчик Владимир Карпов в предисловии к «Хуннским повестям» отмечает, что в романе о Чингисхане есть «тяготение к притче, к литературе Востока с ее иносказательностью, многослойными подтекстами». А в китайских опытах Карпов уже видит и гиперболизацию, и фантасмагорию.
В рецензии на «Хуннские повести» Владимир Яранцев, подчеркивая философичность, восточность и «даосичность» текста Лугинова , пишет: «Но нет и никогда не будет в мире “одноцветности”, “одноплеменности”, однополюсности. Может быть, понимание этой истины — грустной и одновременно благой, и заставило Лугинова написать такую небольшую, несмотря на “большую” тему, книгу. Воздавая хвалу хунну, воинам-философам и моралистам, он не забывает и о мудрости тех, кто приемлет мир во всех его проявлениях…». Таким видят и воспринимают творчество Николая Лугинова нынешние российские интеллектуалы, которых более всего я бы отнес к современным почвенникам, понимающим ценность евразийского контекста всей российской культуры.
Вот так, соединением двух взглядов, двух параллельных течений в человеческом сознании пропитаны мифологические тексты Лугинова . Каждый видит и читает в нем свое. Находит свой кусочек мира. Потому что произведения Лугинова — это не только свой мир, но и мировоззрение восточного человека, вбиравшего на протяжении веков все мысли и деяния евразийского пространства, пронизанного не только боевыми путями, но и человеческими душевными всплесками, энергетическими выбросами мысли. Просторы степей ли, тайги ли, полноводных рек, горные кряжи и высоты, — все объемно и слишком широко, слишком пространственно, как Вселенная.
Традиция в литературе важна для продолжения ее жизни. И здесь Лугинов выступает как хранитель великой традиции Олонхо, обогащенной творчеством Кулаковского, Ойунского и Далана, всей плеяды великих писателей Якутии. Той традиции, что просветлена идеей о триединстве миров: Верхнего, Срединного и Нижнего.
Недавно Николай Алексеевич встретил свое 65-летие. Подобно героям своих книг, он продолжает искать истину. Ту, что гласит: «…из служения духу нет возврата, а есть только трудный путь ввысь, каждый раз к новым перевалам совершенствования, к вершинам инобытия…». Таково жизненное кредо и самого Николая Лугинова, его миропонимание.

Читать далее...

Творческий проект «Путь к театру Олонхо» презентуют в Москве

Изображение-275-1024x682Классические театры мира, в какое бы время они не возникали, в какой бы стране не рождались, они всегда служили и служат средством консолидации сообщества вокруг духовных ценностей, выработанных предками. В Республике Саха (Якутия) на рубеже 20 — 21 веков в творчестве режиссера Андрея Борисова и сценографа Геннадия Сотникова начинается становление классического театра Олонхо, как реализация культурной потребности народа саха.
Актуализировавшийся в 2000 году в спектакле «Кыыс Дэбилийэ» театр Олонхо сегодня представляет собой уникальное многожанровое явление театральной культуры, направленное на сохранение мифологии, языка, этических норм и эстетических принципов народа саха. Вместе с тем, театр Олонхо, используя современные технологии, соответствует требованиям сегодняшнего зрителя. Идея данного проекта состоит в продвижении уникального явления художественной культуры, каким является театр Олонхо. Знакомство с ним должно пробудить мысли о пути развития театров, об изначальных его функциях и о той роли, которую предстоит осуществить театру в наше время.
Творческий проект «Путь к театру Олонхо», включает организацию экспозиции о театре Олонхо (костюмы, атрибутика, сценографические элементы, музыкальные инструменты, традиционная бытовая утварь и культовые принадлежности народа саха), показ эпизодов из спектаклей – олонхо (творческая лаборатория Андрея Борисова), презентацию книги-монографии Валентины Чусовской «Якутский театр Олонхо – классический театр народа Саха».

Читать далее...