Скорей помочь Стране Души!

В память об Олеге Багратовиче Шамба

Апсны — назвали так абхазцы
Свою страну — «Страной Души»
И эти гордые кавказцы
Гостеприимно хороши!
Когда делил Бог земли людям
Абхазец сильно опоздал
Гостям еду носил на блюде
Ведь он их дома принимал.
Он рассказал об этом богу
И про обычаи свои
Что покидать гостей не могут
Ведь так велели им деды.
Бог выслушал того абхаза
Взглянул он на него любя
И отдал землю ему сразу,
Что приберёг он для себя.
Там водопады и озёра,
Пещеры очень глубоки
И как в картинах фантазёра
Пейзажи чудной красоты.

Читать далее...

Сарматский культурный круг

Теория культурных кругов

«Адат. Кавказский культурный круг». Книга с таким названием вышла в 2003 году. Это сборник этнографических материалов. Представление о Кавказе, как об особом «культурном круге» (в терминологии Фритца Гребнера) является лейтмотивом этой книги. А если знать, что за редакцией этого сборника стоит британская разведка МИ-6 и такие ангажированные люди, как чеченский полевой командир Хож-Ахмед Нухаев и бизнесмен Мансур Яхимчик. Тоже своего рода военные этнографы…

Но наше повествование не о шпионах, а о культурных кругах.

Kulturkreiselehre – теория «культурных кругов» сформирована в книге Фритца Гребнера «Методы этнологии» 1911 года. Гребнер исследовал культуру Австралии и Океании и отстаивал идею неизменности форм предметов и их географического распространения.

Читать далее...

В Баку прошли «Гумилевские чтения» на тему «Три гения российской литературы»

25 ноября в зале Республиканского общества солидарности народов Азербайджана «Содружество» состоялись «Гумилевские чтения» на тему «Три гения российской литературы».

Организаторами мероприятия выступили «Содружество» и представительство российского Центра Льва Гумилева в Азербайджане.

На мероприятии приняли  участие члены «Содружества» и Творческой  Ассоциации «Луч», литературного объединения «Родник» при газете «Вышка» представители СМИ и общественности.

Читать далее...

Марк Ткачук: «Оказалось, что Кишинев – это город двадцатилетних поэтов»

На исходе лета в Библиотеке цивилизаций им. Марка Блока состоялся вечер текстов и музыки. Тексты и музыка были предоставлены творческим объединением «Без названия, запятых и точек». У этой поэтической группировки нет ни офиса, ни вывески, ни устава, ни правил. У них даже собственного письменного стола нет. Зато есть гигантская сцена – город Кишинев (в существовании которого в последние годы многие сомневаются – да город ли это?). Еще есть благодарная публика (вечер в библиотеке собрал более 100 зрителей), собственная страница в Фейсбуке и колоссальный заряд творческой энергии.

Марк Ткачук, основатель Библиотеки цивилизаций им. Марка Блока, прокомментировал творческий вечер объединения «Без названия, запятых и точек».

Марк Евгеньевич, «Вечер текстов и музыки без названия, запятых и точек» был необычным. Как правило, большинство слушателей лекций в Библиотеке цивилизаций знакомы друг с другом. На этот раз это была массовая молодежная аудитория. Что это было?

С точки зрения урбанистики это был реальный феномен «захвата публичного пространства», о котором так много говорят исследователи. В Кишиневе он зарегистрирован впервые, и я горд, что произошло это здесь, в стенах нашей библиотеки. Из множества молодых людей, которые пришли, многие друг друга впервые видели. И объединил этих людей эффект поэтической речи, не привязанной к старой традиции, а создающий традицию заново.

Читать далее...

Восстание скифских созвездий

Новогодний ультиматум Движения «Новые Скифы» Международному астрономическому союзу

Тайна звериного стиля

7 марта 2014 года премьер Яценюк вывез золото скифов из Госхрана Украины специальным рейсом в Америку. Этот случай возмутил весь мир.
Помимо нашумевшей кражи скифского золота, о которой благодаря нашим стараниям, всё же известно, мы расскажем о краже скифских звёзд. Об этом почти никто не знает.
О скифском унижении в небесах, о гибели в уранических чертогах скифских всевышних покровителей.
Известно, что «скифы» это греческая огласовка имени «Саки». Со скифского, а также с древне-иранских языков, «сак» переводится, как «олень». И воистину, там, где появлялись скифы, до сих пор находят золотых и бронзовых оленей — от Монголии до Дуная, от Курдистана до Индии. Олени, лоси были тотемическими покровителями сакских племён.
Согласно их мировоззрению, хищные звери, питавшиеся мясом и кровью, суть представители «нижнего», хтонического мира. Напротив, травоядные: козы, бараны, олени и кони представляют собой дневное и световое измерение космоса кочевников. Борьбу двух начал — чёрного и белого запечатлел знаменитый звериный стиль: изысканные предметы охоты и войны, как правило из золота. На мечах, упряжи, пакторали и зеркалах хищники охотятся на травоядных, а тьма на свет. Это основа скифской космогонии.
Мифическая память о скифах сохранила образ «оленя» у многих народов, как образы солнца, благородства и королевской власти.

Читать далее...

Волшебные папиросы (Зимняя сказка Льва Гумилёва)

 

 

 

Когда мерещатся чугунная ограда
И пробегающих трамваев огоньки,
И запах листьев из ночного сада,
И темный блеск встревоженной реки,

И теплое, осеннее ненастье
На мостовой, средь искристых камней 
Мне кажется, что нет иного счастья,
Чем помнить Город юности моей.

Мне кажется, Нет, я уверен в этом!
Что тщетны грани верст и грани лет,
Что улица, увенчанная светом,
Рождает мой давнишний силуэт.

Что тень моя видна на серых зданьях,
Мой след блестит на искристых камнях.
Как Город жив в моих воспоминаньях,
Так тень моя жива в его тенях!

Норильск, 1942 г.

(Забавно, что сюжет неисчезающей тени возник у мамы и у меня одновременно и параллельно. Когда мы встретились в 1945 г., это удивило нас обоих. — Л. Н. Гумилев).

Посвящаю эту сказку моей светлой жене Наталье
в день ее рождения 9 февраля 1989 г.

Действующие лица:

Люди:

Очарованный Принц (в миру студент) 
Золушка (в миру студентка)
Ванька Свист

Читать далее...

Православие и Скифство как две опоры русской идентичности

Выступление Ильи Бражникова на I съезде движения «Новые Скифы» 30 марта 2012 года. Музей Андрея Рублёва.

Язычество – это не то, что следует преодолевать, а это заветная мечта любого христианина. Скифство – это та самая радость, без которой никакая религия не сможет добиться успеха. По отношению к русской идентичности скифство является более глубоким историческим пластом, нежели православие. Мы приняли Византию потому, что она защитила наши детские глаза, наши скифские очи, сохранив, по слову Христа, в нетронутости душу

Уважаемые друзья, коллеги, братья и сёстры!

Скифская тема сегодня для нас становится темой идентичности. Павел Зарифуллин, выступивший передо мной, сказал, что скифы – «доосевой» народ (по Ясперсу), но, если отталкиваться от концепции и терминологии Ясперса, скифы – скорее сама ось как таковая. Историческое время скифов – VIII в. До Р.Х. – IV в. – как раз полностью совпадает с «осевым временем», скифы существовали, пока это время длилось, и ушли в историческое инобытие по его завершении. Тюрки и финны, саки и массагеты с одной стороны, и саксоны (сыны саков) [1] – с другой – всё это скифы, которые шли на Запад и на Восток и несли повсюду элементы скифской культуры, которая давала в развитии как русское богатырство, так и, в конечном счёте, западноевропейское рыцарство.

Скифство, само пор себе, внутри пределов Скифского царства не терпит внутренних границ, не терпит узкого национализма. Но большая граница между скифством и не-скифством существует. И так сложилось, что та часть скифов, что перешла эту границу, ушла на запад в конце осевого времени, со временем утратила скифское наследие, перестала быть скифами.

Любой исследователь, обращаясь к скифской проблеме, обнаруживает существование двух цивилизационных миров – скифского и нескифского. Так, Дм. Ив. Иловайский, предлагая ещё в 1882 году убедительную концепцию так наз. «великого переселения народов», обозначает гипотетическую границу Скифского царства, которая, что поразительно, практически совпадает с будущей границей стран ОВД, проявившейся только через 60 с лишним лет. Это не было пророчество, перед нами объективное научное исследование, которое и сегодня доступно в библиотеках, и Сталин, конечно, создавал границу с Западом не по Иловайскому. Значит, эта граница существует объективно. Скифский мир заканчивается там, где заканчивалась древняя граница Азии и начиналась Европа. А Европа у античных историков не простиралась до Уральских гор, граница между Европой и Азией шла по Дунаю. За Дунаем начиналась Азия. Скифство – это Азия. Этого не надо стесняться, поскольку само название Азии, вероятно, происходит от «асов» — древней арийской общности, которая стала впоследствии названием расы богов в древнескандинавской мифологии, из которой, возможно, и вышли скифы как суперэтнос.

Читать далее...

Конференция «Милош – Венцлова – Бродский. Восточная Европа: пространство диалога культур»

8 и 9 июня в музее Анны Ахматовой состоится международная конференция «МИЛОШ – ВЕНЦЛОВА – БРОДСКИЙ. ВОСТОЧНАЯ ЕВРОПА: ПРОСТРАНСТВО ДИАЛОГА КУЛЬТУР».

Почетный гость конференции – литовский поэт, переводчик, эссеист Томас Венцлова.

Среди участников: Кшиштоф Чижевский (эссеист, переводчик), Малгожата Ноцунь (журнал «Новая Восточная Европа»), Моника Вуйчак (Институт Славянской филологии при Университете им. Адама Мицкевича в Познани), Эра Коробова (Государственный Эрмитаж), Денис Ахапкин (филолог, СПбГУ), Игорь Булатовский (поэт, переводчик), Георгий Ефремов (поэт, переводчик, публицист), Яков Гордин (историк, публицист), Федор Двинятин (филолог, СПбГУ), Даниил Коцюбинский (историк, журналист), Игорь Мациевский (композитор и музыкальный этнограф, РИИИ), Игорь Белов (переводчик), Ирина Кравцова (Издательство Ивана Лимбаха), Лариса Аржакова (историк, полонист) и др.

Организаторы: Генеральное консульство Литовской Республики в Санкт-Петербурге; Польский институт в Санкт-Петербурге; Музей Анны Ахматовой в Фонтанном Доме. Партнер по проекту: Департамент национальных меньшинств при Правительстве Литовской Республики.

Читать далее...

Пассионарность и пассионарии в творчестве Николая Гумилёва

В данной статье мы рассматривали влияние пассионариев на творчество Н. С. Гумилёва, на его мировоззрение и взгляды.

Имя Николая Степановича Гумилёва знают сейчас не только любители и знатоки поэзии. О нем как о человеке и поэте можно писать целые монографии, освещая его творчество и жизнь в разных ракурсах.

Наша задача — представить его творчество в новом аспекте — через пассионарность и показать, какое значение занимает эта черта в характере поэта.

Немного о пассионарности. Этот термин был введен в обиход известным историком Л. Н. Гумилёвым «…для определения поведенческого человеческого качества, когда индивид во имя реализации своей мечты или идеи готов идти на риск, не уравновешенный инстинктом личного или видового самосохранения, и может пожертвовать собой ради поставленной цели, в том числе и иллюзорной».

Пассионарность — довольно новое понятие в литературе1. Немного о пассионарности Н. Гумилёва рассказал в своей книге «Николай Гумилёв. Поэт и воин» А. Доливо-Добровольский. Автор, исследуя жизнь и творчество поэта, указывает, что сам «Николай Гумилёв был в высшей степени пассионарен. О нем писали, что он любил все красивое, жуткое, опасное, любил контрасты нежного и грубого, изысканного и простого. Он влекся к страшной красоте, к пленительной опасности. Героизм казался ему вершиной духовности». Хотя автор монографии считает, что «героизм казался ему (поэту — Е.С.) вершиной духовности», но это только субъективное мнение А. Доливо-Добровольского. Сам поэт едва ли признавал, что вершиной духовности может быть только героизм. Ведь Гумилёв был утонченно-изыскан, аристократичен до мозга костей. Действительно, он был храбр до безрассудства, но все-таки считал, что вершиной духовности является красота, стихи.

Автор монографии обмолвился, что поэт «родился хилым и болезненным ребенком, а стал физически сильным, неутомимым, с железными мускулами». Да, Гумилёв усовершенствовал себя в физическом отношении. А поскольку он сделал себя выносливым и храбрым, то ему были интересны такие же люди. Его манили приключенческие романы. Мальчик жаждал романтики, приключений, его привлекали герои Буссенара, Жюль Верна, Майн Рида, Гюстава Эмара и Фенимора Купера. Он зачитывался приключениями «Детей капитана Гранта» и «Путешествиями капитана Гаттераса». Один из младших современников поэта — Виктор Шкловский однажды заметил: «Вы сейчас читаете другого Жюль Верна», имея в виду мировосприятие читателей другой эпохи.

Читать далее...

Бодлер и Гумилёв. Два взгляда на путешествие

2016, год является ю билейным для обоих поэтов. Бодлеру (1821-1867) в этом году исполняется 195 лет со дня рождения, а Гумилёву (1886-1921) — 130 лет со дня рождения и 95 лет со дня смерти.

И поэтому мы решили посвятить памяти поэтов данное исследование.

В данном исследовании речь пойдет об анализе стихотворений Бодлера и Гумилёва — «Приглашение к путешествию» и «Приглашение в путешествие». В печати кратко эту тему освятил Вяч. Вс. Иванов в статье «Звёздная вспышка (Поэтический мир Н.С. Гумилёва)» [2]. В данной статье автор высказал предположение, что Гумилёв находился под влиянием Бодлера, когда писал стихотворение. Но многие литературоведы не считают последнего символистом, хотя о нем как таковом упоминал ещё П. Лукницкий в монографии «Труды и дни Н. С. Гумилёва», что «…несмотря на увлечение…прославленными французскими символистами (Бодлером, Ренье, Верленом, Рембо) Гумилёва тянуло прочь от мистических туманов модернизма» (8). Увлекаться символизмом поэт начал в гимназические годы, а во второй половине 1900-х гг. проявляется интерес Гумилёва к Бодлеру, поскольку именно творчество последнего было очень близко молодому поэту, что случалось крайне редко.

Эти стихотворения, хоть и написаны в разное время, но внешне похожи. Первое — во второй половине XIX века и включено в сборник «Цветы зла» (1854 г.), у второго — более удивительная история. Сам автор включил его в сборник «Костёр» (1918 г.), но при корректуре оно было выброшено, потом хотел напечатать в сборнике «Шатёр», и опять не удалось. Опубликовано оно было уже после смерти поэта и вошло в «Посмертный сборник». Стихотворение имеет несколько вариантов. Мы будем рассматривать более поздний вариант. Бодлеровское стихотворение известно в различных переводах XIX-XX вв. Его переводили Д. Мережковский, А. Курсинский, Эллис, М. Цветаева, П. Якубович, И. Озерова и др. Но самое удивительное то, что не перевод Д. Мережковского похож со стихотворением Н. Гумилёва, а современный перевод И. Озеровой. Значит, из этого можно сделать вывод, что перевод стихотворения «Приглашение к путешествию» Ш. Бодлера, сделанный Д. Мережковским, весьма условен, поскольку даже название стихотворения изменено. Переводчик его озаглавил — «Голубка моя», хотя в других переводах сохранено первоначальное название, т.е. «Приглашение к путешествию». И именно на перевод И. Озеровой мы обратим внимание /см. приложение/. Несмотря на то, что И. Озерова перевела стихотворение Бодлера во второй половине ХХ века, тем не менее складывается ощущение, что переводчик находился в момент работы под влиянием стихотворения Гумилёва, поскольку есть множество нюансов, указывающих на это.

Стихотворение Гумилёва, в отличие от бодлеровского, как говорилось выше, при жизни поэта не печаталось, его современникам неизвестно, поскольку в парижском издании — газете «Возрождение» от 31 августа 1930 г. был опубликован вариант этого стихотворения [4]. Читающая публика нашего времени, и почитатели таланта Гумилёва знакомы с поздним вариантом. Ранние варианты в разное время были опубликованы в парижских изданиях со значительными разночтениями.

Читать далее...