Владимир Лепехин: утрата национального единства — главный итог 2019 года

Владимир Лепехин, директор Института ЕАЭС, сделал прогноз-доклад Зиновьевскому клубу на 2020 год. [1]

В предлагаемом мной прогнозе вы традиционно не найдёте записного оптимизма. Увы, в ближайшем будущем не видно ничего такого, чем можно было бы порадовать и подбодрить россиян. России предстоит тяжёлый год, не менее тяжким он будет и для президента страны.

Начну свой прогноз с главного тезиса: 2020 год станет годом одиночества нашей страны в мире, а Владимира Путина — в самой России. Одиночества не в том смысле, что РФ окажется-таки в международной изоляции. Изоляции как таковой не будет (напротив, в наступающем году очередь на присоединение тех или иных стран на подписание соглашений о свободной торговле с ЕАЭС увеличится, количество Инвестиционных форумов с фуршетами для зарубежных гостей только возрастёт, а телевизор с ещё большей энергией и убедительностью будет рассказывать нам об очередных внешнеполитических победах России, о её новых геополитических и региональных союзах, о «росте инвестиционной привлекательности» РФ, об уверенной поступи евразийской реинтеграции и проч.). Это будет год ментального и политического одиночества России и Путина. Год ещё большего непонимания российской властью ни ситуации в мире, ни собственного народа, ни самих себя, и оттого — год растущей растерянности, ещё большего раздрая и развала. И, как результат, — нарастающего страха всех и каждого перед очередным неведомым.

Читать далее...

Украинский депутат прогнозирует «венгерскую весну» в Ужгороде и «польскую» во Львове

Народный депутат Украины Юрий Михальчишин опубликовал «задачи украинского национализма на 2018 год», в которых спрогнозировал «польскую весну» во Львове и «венгерскую» в Ужгороде.

По его словам, для предотвращения всего этого необходимо действовать теми же методами, которыми была остановлена «русская весна» в Харькове».

Читать далее...

Польша хочет вернуть себе Львов

Известный польский журналист, пытаясь спрогнозировать предстоящие события в Евросоюзе после референдума в Великобритании, предложил полякам заселять пока ещё украинский Львов. Результаты «Brexit» очень сильно повлияют на политику стран, членов ЕС, особенно если союз развалится. Если сменится руководство Германии, то может возникнуть серьёзный конфликт с Польшей по поводу спорных границ, поэтому полякам стоит подумать о заселении Львова и создания там своего национального меньшинства, чем можно будет компенсировать территориальные потери, считает Мариуш Макс Колонко.

Читать далее...

СНГ рассыпается как карточный домик

Интеграционные процессы на постсоветском пространстве могут быть свернуты
Украина, притягивающая внимание мировой общественности, оттесняет на задний план остальные страны СНГ. Между тем процессы, происходящие в них, настолько непросты, что дают основания предполагать дальнейшее дистанцирование партнеров по Содружеству и некоторых соискателей права на членство в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС) от России. Хотя все, безусловно, началось с Украины, которую, как полагает организация Stratfor, в ближайшие годы ждут новые потрясения.
В докладе «Прогноз на десятилетие» Stratfor, который называют «теневым ЦРУ», пишет, что «к Западу от России, Польша, Венгрия и Румыния будут стремиться вернуть регионы, перешедшие к России в разные моменты». «Они будут работать над тем, чтобы в этот расклад попали Белоруссия и Украина», – предсказывает Stratfor. В докладе не упоминается Молдавия, но переход Украины под контроль Польши и Румынии предполагает, что та же участь постигнет и эту страну. «Мы ожидаем, что Польша будет лидером антироссийской коалиции, которая, что важно, включит Румынию в первой половине десятилетия. Во второй половине десятилетия этот альянс сыграет важнейшую роль в перекройке границ России и возврате утраченных территорий неформальными и формальными средствами. Предположительно, по мере ослабления Москвы этот альянс приобретет доминирующее влияние не только в Белоруссии и Украине, но и дальше на востоке», – говорится в докладе. Речь идет об украинской Буковине, где компактно проживают румыны и венгры, которых пакт Риббентропа–Молотова в 1940 году «выписал» из Венгрии и Румынии и приписал к Украинской ССР. Тогда же у Одесской области появились новые территории, в частности город Белгород-Днестровск (по старому – крепость Четатя Албэ), позаимствованные у Молдавии. Официальных претензий на эти территории у Румынии и Венгрии нет, хотя ранее эти страны активно раздавали свои паспорта жителям Закарпатья и Одесской области, что негативно воспринималось Киевом. Что касается прогнозов Stratfor относительно Польши, то скорее всего имеются в виду претензии Варшавы на некоторые белорусские территории. При этом Stratfor отмечает, что Вашингтон ясно обозначил свой интерес в регионе, и этот интерес включает стратегическое партнерство с Польшей и Румынией. Stratfor также прогнозирует, что Россия не сможет контролировать Северный Кавказ, а Центральная Азия будет дестабилизирована.
Прогноз неутешительный, но его не следует сбрасывать со счетов, особенно учитывая ситуацию в странах пока еще существующего СНГ, а также стартовавшего в нынешнем году Евразийского экономического союза. После обвала российского рубля и связанных с этим проблем в экономике РФ начали как домино падать валюты остальных стран постсоветского пространства. Рухнула гривна, за ней – молдавский лей, стали снижаться курсы таджикского сомони и киргизского сома. Более устойчивый казахский тенге оказался перед угрозой девальвации. Не удержался даже азербайджанский манат – валюта страны, стоящей на нефти. ЕАЭС, который задумывался на первом этапе как экономическая площадка для будущего политического интеграционного объединения, оказался под вопросом. Как, впрочем, и Таможенный союз (ТС), в котором белорусский рубль, а также экономика страны в целом первыми подали сигнал бедствия. Эта интеграционная структура, по крайней мере так представляется, сегодня держится больше на воле руководителей стран – членов ТС, чем на реальной экономической основе.
Ко всему добавляется политическая нестабильность в странах СНГ. В Армении, которая уже является членом ЕАЭС, волнуется оппозиция. В Молдавии, которая, угрожая выйти из СНГ, все же этого не сделала, Приднестровье, в котором российские миротворцы более 20 лет обеспечивают мир, внесено в число основных угроз национальной безопасности. В черный список регионов, где «действуют экстремистские группы», отнесена и Гагаузская автономия на юге Молдавии. Учитывая это, Служба информации и безопасности просит у парламента дополнительных полномочий для возможности прослушивать телефонные переговоры, вести скрытое наблюдение и осуществлять задержания. Как говорят в ведомстве, это позволит предотвращать теракты, пресекать действия, направленные против территориальной целостности Республики Молдова. Проект о дополнительных полномочиях утвердили пока лишь в первом чтении. Кишинев идет в форватере Киева. И в том, что касается урегулирования приднестровского конфликта, – тоже. Координацией действий в этом направлении теперь будет заниматься не Москва, а, по желанию Кишинева, Киев. Так что блок Украина–Молдавия уже сложился, и он не станет присоединяться к интеграционным проектам Москвы. Хотя и постарается выторговать для себя право на сегмент российского рынка.
Возможность остаться на российском рынке становится единственным реальным поводом для сохранения связей с Москвой как у Кишинева, так и у остальных членов СНГ – образования, давно превратившегося в клуб для встречи лидеров стран-членов. И, судя по всему, не имеющего перспективы трансформироваться в иное – более эффективное интеграционное соединение в сфере влияния России. Как показал опыт, в геополитике, как и в обычной жизни, действует банальный закон: есть деньги – есть и влияние. Тем более – экономический союз.
Светлана Гамова | ИНОПРЕСС

Читать далее...

Куда идут религии XXI века

kondenkoПо примерной оценке World Factbook, духовную жажду испытывает до 90 % землян. Мир кутается в сетевую паутину, парит в экономике виртуального, оставляет следы на Марсе, находит самые элементарные из элементарных частиц, усердно покоряет себя и до сих пор ищет Бога. «Теории и практики» рассказывают, как трансформируется в XXI веке религиозное сознание, которое, столкнувшись с научным прогрессом и социальными революциями, потеряло в весе, но никуда не делось.

Читать далее...