Москва нам не враг!

Писатель Рустем Вахитов рассуждает о взаимоотношениях регионов и федерального центра

В то время как на федеральных телеканалах тишь, благодать и никаких новостей о протесте в Хабаровске практически нет, в сети «Телеграмм» уже почти месяц идет крайне бурное обсуждение «феномена Хабаровска». И что характерно (как говаривал один политик прежних времен) провластные телеграмм-каналы (ТК) с особым наслаждением муссируют заявления о том, что хабаровчане вступили с антимосковскими протестами, что в регионах антимосковские настроения, что поэтому протесты в регионах чреваты расколом страны и т.д. и т.п.
На самом деле перед нами очень лукавая позиция. Умники из разного рода администраций и аналитических центров, работающих на власть, пытаются таким образом манипулировать сознанием «рассерженных россиян», живущих в провинции – разумеется, к вящей пользе чиновников, которые платят им деньги.
Суть манипуляции сводится к тому, что публике без объяснений подсовывают то одно, то другое значение слова «Москва» (как шулер вместо одной карты подсовывает, вынув из рукава, другую). В российском политическом лексиконе, говоря «Москва», имеют в виду две совершенно разные вещи. Первая – это Москва как федеральный центр, а вторая – Москва как отдельный субъект Федерации. Так сложилось исторически, что федеральная власть – президент, его администрация, Совет Федерации, Госдума, министерства, в том числе и ключевые – силовые и экономические, у нас расположены на территории города Москвы, являющегося отдельным субъектом Федерации. Но федеральная власть не совпадает с Москвой как субъектом. Они даже финансируются из разных источников: первая из федерального бюджета, а второй – из регионального, московского.
Более того, большинство персон, которые занимают важнейшие позиции в пирамиде федеральной власти – выходцы из других регионов, москвичами себя не считают и если уж быть совсем честными — москвичей и Москву часто недолюбливают. Это следует хотя бы из того, как страдают архитектурные исторические памятники города Москвы в результате деятельности некоторых федеральных ведомств. Все мы знаем, что в 90-е годы в Кремль вместе с Ельциным въехала команда «уральцев», а в 2000-е вместе с преемником Ельцина – «питерцев». Впрочем, в действительности, состав «федерального центра» очень пестрый – это чиновники, силовики, «экспертная и административная обслуга», стоящими на ними олигархи и мультиолигархи, выходцы из всех регионов, оторвавшиеся от «малых родин» и возомнившие себя всевластными хозяевами федерации, которые могут не считаться с регионами и их населением.

Читать далее...

О Турции Духа

Историк Рустем Вахитов рассуждает о наследии великого Орхана Памука и о месте Духа на «Болоте»…

1.

Не так давно я открыл для себя турецкого писателя Орхана Памука. Читая его роман «Джавдат Бей и его сыновья» я тут же поймал себя на мысли, что в нем есть латентный главный герой, «трансцендентальное означающее», который просвечивает через все сцены романа как водяной знак сквозь бумагу купюры. И это, конечно, Ататюрк. Роман ведь – о реформах Ататюрка (он начинается с эпохи, предшествующей революции младотурков и заканчивается второй мировой войной, таким образом охватывая собой время реформ Ататюрка). И основной его вопрос: может ли такая восточное общество как османское превратиться в общество, подобное европейским? То есть это роман о периферийной модернизации. Ответ на этот вопрос у Памука, похоже, отрицательный. Главные герои романа – инженеры Омер и Рефик и поэт Мухиттин чувствуют себя чужими даже в Турции Ататюрка, провозгласившей курс на прогресс и западный путь развития, как брат Джавдат-бея — младотурок Нурет чувствовал себя чужим в Османской империи (он умер от туберкулеза незадолго до революции, но фактически его туберкулез – метафора того, что он задохнулся в спертой духовной среде умирающего султаната).
Омер и Рефик вспоминают слова немецкого инженера Рудольфа, с которым они подружились на строительстве железной дороги. Ссылаясь на строки Гельдерина о Востоке, где люди научаются стоять на коленях раньше, чем ходить, Рудольф предрекает, что такие люди как Омер и Рефик, не просто получившие европейское образование, но и научившиеся думать, всегда будут чужаками на родной земле. Их никто не будет понимать, потому что способность мыслить здесь никому не нужна, здесь нужно умение всегда и во всем соглашаться с начальством, жить как все, по заведенному обычаю, думать о деньгах, о семье, о благополучии детей и больше ни о чем. Наличие идеалов, превышающих этот почти биологический уровень существования, сознательное отношение к жизни, и соответственно к себе (что есть самосознание, восприятие себя как личности, отдельной от других) здесь не приветствуется, потому что это избыточно и приносит человеку лишь проблемы, внутренние терзания.
Принято считать, что это – традиционное общество. Но традиционное общество живет верой, самоограничением, жертвенностью, чего здесь давно уже нет. Это такой низкий уровень вырождения традиционного общества, где человек уже как человек себя не воспринимает, он, как Джавдат-бей живет лишь радостями сегодняшнего дня, причем радости эти – получение денежной прибыли и жирное мясо под водку на ужин.

Читать далее...

Евразийская Сборка

(о трактате Павла Зарифуллина «К эпохе любви: Тело и Сборка»)

1.

Павел Зарифуллин – мой старый товарищ и соратник по евразийству написал трактат об истории и попросил, чтобы я отозвался на него. Что я с удовольствием и делаю, но прежде скажу пару слов об авторе трактата. Конечно, я имею в виду не Дух Великой Скифии-Евразии, в чьем авторстве я в принципе не сомневаюсь, а того, кого чуждый нам Ролан Барт именовал словом «скриптор».
Среди представителей неоевразийства Павел (которого мне нравится называть «Паша» и потому что мы ним знакомы уже лет 20, и потому что при движении ударения русифицированная латынь в его имени превращается в турецкий) занимает особое место. Для большинства из них евразийство – это не всерьез, просто лейбл, при помощи которого можно попытаться сделать политическую карьеру. Сколько их было на моей памяти – «псевдоевразийцев в пиджаках» — которые свои мечты о кресле в Госдуме облекали в корявые рассуждения о Евразии, ссылаясь на нечитанного ими Савицкого.
Но есть и идеологи евразийства, которые пытаются генерировать идеи или приспосабливать к нашей постсоветской реальности то, что Савицкий и Трубецкой писали 100 лет назад. Дело это неплохое и даже полезное (каюсь, я и сам из них) и я надеюсь, когда-нибудь будет от этого толк, но идет оно с большим скрипом и невыносимо медленно…
Что же касается Паши (ПашИ), то он – не только идеолог, но и евразийский футурист, поэт евразийского Логоса. Его размышления о скифах, которые будут летать в космических кораблях и станут первыми космическими номадами восхищают и заставляют вспомнить, что отцы-основатели задумывали евразийство не только как политическую идеологию и движение и даже не только как междисциплинарную научную программу с философско-богословским ядром, но и как дискурс, особый взгляд на мир, который проявляется и искусстве – в литературе, в кино, в музыке.

Читать далее...

В Башкирии прошла этнополитологическая конференция

Этнополитология – популярная область исследований у нас в Башкирии. Причины понятны – республика у нас многонациональная, отношения между основными этносами в республике и их «политическими представителями» хоть и в целом хорошие, но иногда складываются не без проблем. Их исследование, мониторинг, прогнозирование жизненно необходимы.
В начале декабря у нас открылся проект «Школа молодого политолога» и 14 декабря в его рамках прошли круглый стол «Отражение в блогосфере этнополитических процессов в Республике Башкортостан» и презентация журнала «Политическое образование». Собрались интересные люди, известные ученые, эксперты, политологи, культурологи, говорили о значении Интернета в этнополических процессах о том, какие риски несет с собой «сетевизация» в этом плане и какие она открывает возможности. В работе круглого стола принял участие гость школы из Москвы (который за день до этого проводил презентацию своих в книг в республиканской библиотеке им. Валиди) директор Евразийского центра им. Л.Н. Гумилева Павел Вячеславович Зарифуллин.
После обеда была презентация журнала «Политическое образование» (http://lawinrussia.ru), который долгое время выпускался в электронном формате и заявил о себе как интересное аналитическое издание.

Читать далее...

Концепция «этносословий» в евразийском дискурсе

Рецензия на книгу: Вахитов Р.Р. Национальный вопрос в сословном обществе: этносословия современной России: сборник статей. М.: Страна Оз, 2016.– 224 с.

1. Дискуссия вокруг проекта Закона «о российской нации»

В последнее время в научном и экспертом сообществе актуализировались дискуссии вокруг вопроса о формировании современной российской нации. Начало этому было положено на заседании Совета по межнациональным отношениям в Астрахани 31 октября 2016 г., на котором бывший руководитель Миннаца Вячеслав Михайлов предложил разработать Закон «О единстве российской нации и управлении межэтническими отношениями». Позднее он пояснил, что цель принятия нового законопроекта заключается в том, чтобы «на высшем уровне закрепить понятие российской нации как «политического согражданства» и определить цель развития государства». Основным же мотивом для его разработки стало отсутствие понятия «российская нация» в Конституции РФ, где использован термин «многонациональный народ». По мнению В. Михайлова, новый закон мог бы обозначить «общегосударственную линию» и расшифровать сам термин «российская нация» не только в качестве гражданской нации, но и «особого вида цивилизации». При этом предполагалось, что понятие нации будет носить чисто политический характер, без какого-либо этнического наполнения.
Присутствовавший на заседании В. Путин поддержал данную инициативу и поручил президиуму совета подготовить законопроект до 1 августа. Однако последовавшая вслед за этим широкая общественная дискуссия, критические замечания со стороны научного сообщества, привели к тому, что от первоначального варианта идеологи данного проекта были вынуждены отказаться. Теперь вместо закона о единой российской нации будет разработан закон «Об основах государственной национальной политики». Как пояснил позднее руководитель рабочей группы по подготовке концепции законопроекта и один из его главных инициаторов академик Валерий Тишков, это вызвано «неготовностью общества воспринять идею единой нации».

Читать далее...

Тупик национализма. Кризис на Украине и уроки для России

k23h8EZysUMПоследние события на Украине, где победа прозападной оппозиции привела к глубокому общенациональному и общегосударственному кризису, вызвали волну националистической (не путать с патриотической) риторики в России. Лидеры общественных движений, идеологи и публицисты будто сговорившись, рассуждают о необходимости защиты русских (или, как иногда еще лукаво выражаются, «русскоязычного населения») на Украине. Призывы к объединению разделенного русского народа в одном национальном русском государстве звучат теперь не со страниц маргинальных националистических изданий в Интернете, а со страниц вполне респектабельных, практически официальных газет, где еще недавно лозунг «Россия для русских!» назывался абсурдным. Идеологи русского национализма, которые раньше негласно считались нежелательными персонами в крупных СМИ, публикуются в федеральных газетах, приглашаются на федеральные телеканалы. В самих этих газетах откровенно во всеуслышание звучат заявления о том, что никакого украинского народа и украинского языка якобы нет и что «украинство» — это проект австро-венгерской разведки и «детище проклятых большевиков». Прошу понять меня правильно; я вовсе не являюсь поклонником Степана Бандеры, но отрицать существование целого народа, имеющего свой собственный язык, многовековую культуру, литературную традицию – разве это не верх самого оголтелого национализма?

Читать далее...

Почему нельзя ликвидировать национальные республики в составе РФ?

Еще не успели утихнуть в национальных республиках эмоции, вызванные скандальным заявлением Михаила Прохорова, как со схожим заявлением выступил директор центра геополитических экспертиз, правая рука лидера «неоевразийцев» Александра Дугина Валерий Коровин.  В интервью Интернет-сайту «Клуб регионов» 22 января начавшегося 2013 года.

Читать далее...

Спасёт ли национал-демократия Русский Народ?

Русская национал-демократия – явление, которое появилось на политической сцене России не очень давно, во второй половине 2000-х. Фактически это первое оригинальное идеологическое и политическое течение, которое появилось после 1991 года и не уходит своими корнями в советское и имперское прошлое. Прозападный русофобский либерализм и зюгановско-прохановский национал-коммунизм, соперничество которых составляло политический лейтмотив 1990-х, идеологически оформились еще в позднесоветские годы, когда внутри КПСС сложились две группировки – русская партия, во главе с Е. Лигачевым и западническая, во главе с А. Яковлевым, а диссидентское движение также раскололось на либеральное крыло (Сахаров, Боннэр, Буковский и др.) и консервативно-почвенническое (А. Солженицын, И. Шафаревич и др.).
Можно предположить, что появление русской национал-демократии связано с разочарованием в В.В. Путине. Сейчас уже мало кто помнит, что в начале своего первого срока Путин воспринимался многими – и его сторонниками, и его противниками — как консерватор и даже почти как русский националист и именно тогда лагерь «красно-коричневых» покинули и перешли на сторону власти или как минимум «повернулись лицом» к власти многие, кто думал, что с приходом к власти Путина закончилась антирусская политика постсоветского государства, которая проявила себя во всей красе в «лихие 19990-е» (вспомним, к примеру, что тогда А. Проханов выступил с идей «пятой империи» и даже однажды пригласил для интервью в газету «Завтра» … А. Чубайса).
Но дальнейшие политические действия В.В. Путина разочаровали русских националистов. Особенное возмущение у них вызвала политика преференций кавказским республикам и прежде всего Чечне в обмен на их политическую лояльность Москве (программа преференций не ограничивалась финансовыми вливаниями и предполагала фактическое табу на критику каких бы то ни было действий членов кавказской диаспоры в центральной России вплоть до заявлений, что «терроризм не имеет национальности»). Эта политика путинского Кремля имела свои совершено очевидные причины – любым способом сохранить целостность Российской Федерации и предотвратить взрыв сепаратизма в ней. Можно сказать, что руководство России руководствовалось здесь преимущественно интересами государства (хотя вообще-то это сильное упрощение, потому что распад России приведет к тому, что огромное количество русских вдруг окажутся в независимых этнократических государствах Кавказа и Поволжья на правах нетитульного населения, неграждан, как это произошло с русскими Средней Азии и Прибалтики или же окажутся в приграничных беспокойных районах новой урезанной России, так что в этом смысле Путин совершенно прав, говоря, что сохранение целостности РФ в интересах русского народа).
Как бы то ни было русские национал-демократы – это те политики и идеологи, которые решили, что не нужно ждать и требовать от государства российского соблюдения прав русского народа, народ русский якобы сам должен взять свою судьбу в свои руки, то есть установить строй этнической демократии, когда правительство и государство напрямую будут зависеть от русской нации как гражданского общества, объединяющего преимущественно этнических русских (наиболее ярко это разочарование в государстве проявилось на примере Сергея Сергеева, который проделал эволюцию от охранителя в стиле Н.В. Устрялова до национал-демократа). Естественно в тех регионах, где количество этнических русских составляет меньше половины населения, а это прежде всего республики Кавказа, установить русскую этническую демократию не представляется возможным, поэтому русские нацдемы готовы отказаться от тих территорий, считая, что у русских земли и так слишком много и что эти территории их население все равно так и не вошли не в политическом, а в культурном смысле в состав России . Они убеждены, что от этого русское государство лишь станет крепче, а русский народ лишь съэкономит свои силы, которые сейчас тратятся на удержание империи.
Итак, надежды нацдемов – на русскую демократию. Причем под демократией понимается, естественно, политический механизм западной – европейской и англосаксонской демократии (недаром нацдемы любят поговорить о том, что русские – это европейский народ). Нацдемы активно апеллируют к опыту Запада Нового времени, когда действительно проект национализма сумел сплотить население территорий современных Франции, Германии и других стран и превратить их в политические нации – настолько сильные, что со временем они даже смогли обзавестись своими колониальными владениями. И что бы ни говорили сегодняшние апологеты гражданского национализма, эти политические нации первоначально формировались как нации этнические и мысль о том, что негр может быть членом французской и тем более немецкой нации еще в 19 веке воспринималась как абсурд. Либеральная демократия и вправду сыграла значительную роль в становлении этих наций – ее идеи объединили низы и средний класс в их противостоянии аристократии. Не будем забывать, что европейская аристократия была меньше всего заражена идеями национализма и даже зачастую была лишена национальной идентичности. Она представляла собой своеобразный наднациональный слой Европы (укажем хотя бы на представителей домов Габсбургов, Бурбонов, которые правили в различных странах, но были связаны родственными узами и общей субкультурой). Неудивительно, что именно аристократия стала главной силой, противостоявшей разделению Европы на демократические государства-нации и что антиаристократические «антифеодальные» революции проходили под националистическими лозунгами (вроде лозунга «Да здравствует нация!» у французских революционеров 18 века).
Но здесь русские национал-демократы совершают одну роковую для них ошибку. Они не обращают внимания на то, что политический механизм либеральной демократии устроен так, что приводит к власти представителей буржуазии. Первые либеральные демократии Европы и Америки были откровенными плутократиями, потому что в них существовал имущественный ценз и всей полнотой гражданских прав обладали лишь представители крупной и средней буржуазии, а малоимущие слои населения были этих прав лишены. Затем в результате борьбы городских низов и прежде всего пролетариев Запада, практически все слои населения, независимо от их имущественного состояния получили пассивное избирательное право. Тем не менее, система выдвижения кандидатов, конкурентной борьбы между ними, политической рекламы в демократиях Запада устроена так, что реальная власть все равно находится в руках крупной и средней буржуазии. Выиграть избирательную кампанию может либо очень богатый человек, либо человек, за которым стоят очень богатые люди. Кстати, в Конгрессе США в наши дни около половины депутатов (250 из 435) – миллионеры и можно быть уверенным, что другая половина представляет интересы официальных и неофициальных клубов миллионеров. Конечно, они вынуждены заигрывать с малообеспеченными слоями населения, потому что это – их избиратели, но учитывать их интересы они будут лишь до определенной степени.
Следовательно, если в России действительно будет установлена демократия западного типа, к власти придут представители буржуазии. 1990-е годы это очень ярко это показали: недаром же тот режим получил название «семибанкирщины». Нацдемы возразят, что это будет русская буржуазия и она будет работать на русскую нацию а не против нее, как французская буржуазия 18 века работала на французскую нацию, разрушая региональные перегородки, стягивая страну железными дорогами, сетью шоссе, создавая частные школы и высшие учебные заведения. Но, увы, мы живем не в 18 и не в 19, а в 21 веке и капитализм, который некогда был национальным феноменом, стал феноменом интернациональным, глобальным. Время национальной буржуазии, скрепляющей нацию и усиливающей национальное государство, прошло. Сейчас буржуазия – наднациональное сообщество, подобно европейской аристократии 18 века, только охватывает она не всю Европу, а весь мир. И русские буржуа, будь они трижды этническими русскими, не имеющие примесей тюркской, финской и кавказской кровей, войдя в это сообщество, будут руководствоваться не интересами народа, к которому они принадлежат по признаку происхождения, а интересами этого глобального сообщества (тем более, что войдут они в него не на первые роли, которые уже заняты буржуа из США, стран Евросоюза и Японии, а на вторые и даже на тридцать вторые роли). А то, что эти господа из элитарных международных организаций вовсе не озабочены интересами русского народа, вряд ли нужно доказывать…
Поэтому нет ничего страшнее для русского народа (да и для других народов России) либеральной буржуазной демократии. Впрочем, простые русские люди, для которых слово «демократия» уже лет 15 – страшное ругательство это понимают интуитивно, основываясь на личном опыте и здравомыслии. Чего не скажешь о господах интеллигентах, назвавших себя русскими националистами и предлагающих еще один «суперэффективный проект спасения русского народа», самого этого народа, естественно не спросив.

Рустем ВАХИТОВ

Читать далее...

Империя и нация в СССР и РФ

Начало: Империя и нация в русской истории

Читать далее...

Народы и Нации в традиционном и модернистском обществе

Начало
Традиционное и модернистское общество

Читать далее...