Республики Центральной Азии могут лишиться земель из-за долгов Китаю

Колонка Валерия Синько

История Китая очень интересная, были и взлеты и падения разных династий, но он вставал с колен и опять шел к объединению своих территорий. Она начинается со времён легендарного правителя Фу Си, жившего за 30—40 веков до начала нашей эры.
Однако, что касается официальных письменных исторических источников, упоминающих правителей Китая, то она начинается с династии Шан (1766—1122 гг. до н. э.). Именно с этого периода начинается достоверная, письменно подтвержденная история Китая.
Борьба за территории
Китаю пришлось пережить вторжение Чингисхана, монголы захватили всю его территорию, основав свою империю, простирающуюся до Европы и Персии на западе и охватывающей равнины Сибири на севере. Потом власть захватили маньжуры и расширили свои границы.
Вначале XIX в. царская Россия завладела Сибирью, англичане захватили Гонконг. В 1894 -1895 годах во время войны с Японией, Китай потерял Корею, Тайвань, и Пескадорские острова.
Движимый желанием отвоевать потерянные провинции, в 1917 г. Китай вступил в Первую мировую войну, но на Версальской мирной конференции претензии Китая были отклонены.
В 1962 году на границе Китая с Индией произошли столкновения, вылившиеся в войну. А в марте 1969 года уже в районе острова Даманского произошел самый крупный в истории России вооруженный конфликт с Китаем.
То есть мы видим, что Китай никогда не оставлял идею восстановления своих территорий, вплоть до вооруженного конфликта. Многие государства Азии выказывают недовольство тем, что на картах Китая территория их государств входит в его состав.

Читать далее...

Станет ли «мягкое подбрюшье» дугой нестабильности?

В регионе Центральной Азии сейчас идут интересные процессы. Новое руководство Узбекистана взяло путь на модернизацию своей страны, естественно не без сближения с США. Кроме США в модернизации с большим капиталом также присутствует Китай, в то время как Россия, в силу своих скромных экономических возможностей, не может конкурировать с главными геополитическими соперниками в регионе.

Комментируя для «Зеркала», влияние США в данном регионе, российский эксперт Павел Зарифуллин, сказал, что в настоящее время возросла политическая активность бывших советских республик в Центральной Азии, и, если раньше лидерство в Центральной Азии принадлежало Казахстану, то теперь на пальму первенства уверенно претендует Узбекистан, и в этом ему активно помогают США.

По его словам, учитывая сложность в обеспечении энергоресурсами, Узбекистан решил использовать энергию атомных электростанций, а принимая во внимание сейсмически опасную обстановку в республике, они начали изучать опыт атомной энергетики Японии.

Читать далее...

Военные приоритеты республик Центральной Азии

Сегодня в войнушку я поиграю с вами, а завтра с вашими противниками

Как ни странно, но руководители Центральноазиатских государств не отказались от многовекторной политики, являясь при этом членами СНГ, ЕАЭС, ОДКБ.
Отдельные депутаты Мажилиса и Сената Республики Казахстан (РК), Жогорку Кенеша Кыргызской Республики (КР), Маджлиси Оли Республики Таджикистан (РТ), Олий мажлиса Республики Узбекистан (РУ) и Меджлиса Туркменистана, представители органов власти и управления, министерства обороны, правоохранительных органов и спецслужбы этих государств не возражают против американского присутствия в своей стране.
В настоящее время с одной стороны Китай, а с другой стороны НАТО не оставляют попыток закрепить свое влияние в Центральноазиатском регионе (ЦАР). В качестве представителя интересов США выступает член НАТО Турция, имеющая свои интересы в регионе и давние связи со странами, где проживает тюркоязычное население в рамках концепции «Пантюркизма».
Власти республик Центральной Азии (ЦА) прекрасно понимают заинтересованность сразу нескольких крупных стран в укреплении связей с их государствами и пытаются «играть» на противоречиях совершенно не отдавая себе отчет в том, куда их эта «игра» может завести.
Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан входят в Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и одновременно пытаются развивать программу военного сотрудничества с НАТО «Партнерство ради Мира» (ПРМ), а это ничто иное, как инструмент Североатлантического альянса по вовлечению слабых стран в свою сферу влияния.
В генеральных штабах республик уже существует целая группа старших офицеров, считающих сближение с НАТО самым важным направлением. По их мнению, западный военный блок – фактор стабильности не только в Евроатлантическом, но и в Евроазиатском регионе.

Читать далее...

Американцы влезают в Центральную Азию

История независимости бывших Советских Республик богата событиями, которые не только не способствовали политическому и экономическому развитию этих стран, но и уверенно вели эти уже независимые государства к краху.
Ещё В. И. Ленин говорил, что ни один капиталист не будет вкладывать деньги в экономическое развитие другой страны. Сегодня капитал выносит за пределы своего государства вредное производство, а также сборку продукции в страны с дешевой рабочей силой. Но они никогда не будут вкладывать в эти страны деньги с целью их экономического развития, а только в том случае, если будут иметь соответствующую прибыль.
Кроме того, на экономическое состояние центральноазиатских государств, влияла много векторная политика, проводимая руководством этих стран. Политики не всегда задумывались о перспективах развития своих государств, а действовали в угоду личным корыстным целям.
Политика и ситуация государств Центральной Азии всегда считалась стабильной, но в последнее время она меняется с геометрической прогрессией. И связано это с реализацией американцами геополитического проекта «С5+1», запущенного в 2015 году госсекретарем США Джоном Керри и включающего диалог на уровне министров иностранных дел пяти стран Центральной Азии и Вашингтона.
Секретариат неформального объединения функционирует в Госдепартаменте США, а все административное управление проектом осуществляется американцами.

Читать далее...

Центральная Азия просыпается от религиозного гипноза

После развала Советского Союза идеологический вакуум резко стал заполняться религиозной идеологией различного толка, в том числе и экстремистского содержания. И вот только сейчас, по истечении 27 лет, руководители центральноазиатских государств, стали просыпаться от религиозного гипноза. Конечно, как говорят – это только первые цветочки.
В настоящее время во всем мире функционируют 3,6 млн. мечетей. Это означает, что на каждые 500 мусульман приходится по одной мечети. К 2019 г. количество мечетей в мире достигнет 3,85 млн.
Показательны данные по количеству мечетей и имамов в центральноазиатских республиках. Так, в Казахстане в 2016 г. насчитывалось 2516 мечетей (в 1991 г. — 68), в Кыргызстане — 2669 мечетей (в 2009 г. — 1973), в Таджикистане — 3930, в Узбекистане — 2065 мусульманских организаций. Больше всего имамов на душу населения в Таджикистане — 1 имам на 2210 человек (всего 3914 имамов), меньше всего в Узбекистане — 1 имам на 7824 человек (всего 4100 имамов). В Казахстане один имам приходится на 4915 человек (3611 имамов по стране), в Киргизии — на 2407 человек (2500 имамов).
Почему так быстро происходила исламизация бывших республик Советского Союза, кто в этом был заинтересован? Врагов у СССР было много, и многие хотели заполучить свои дивиденды от его поражения, как политические, так и экономические. Почему же на вооружение был взят религиозный фактор?

Читать далее...

Перспективы распространения ИГИЛ* в Афганистане и странах постсоветской Центральной Азии. Часть 2

Начало

Выступая на шестом Сяншаньском форуме по безопасности, заместитель министра обороны России Анатолий Антонов выступил с предупреждением о, якобы, возможном прорыве боевиков ИГИЛ (ДАИШ) через нестабильный Афганистан в страны СНГ и Синьцзян-Уйгурский автономный район Китая. Захват территорий с южных границ, по его словам, более чем вероятен. Прошло два года.

Неспособность ДАИШ установить свое доминирование в Афганистане в настоящее время является простой констатацией, хотя и не означающей, естественно того, что военные, спецслужбы и правоохранительные структуры стран региона могут расслабиться (см. http://www.af.gumilev-center.ru/archives/7319). Трансграничный характер угроз религиозного экстремизма и сопутствующего ему терроризма также не вызывает сомнений. Однако апелляции к одним лишь внешним для каждой страны факторам угроз формируют искаженное восприятие этих угроз, активно используемое многими политиками для манипуляций общественным мнением и, зачастую, реализации на этом фоне политики, далекой от адекватности.

Флаг ДАИШ в огне не горит…

Читать далее...

Перспективы распространения ИГИЛ* в Афганистане и странах постсоветской Центральной Азии

Несколько лет назад, и, особенно, после завершения первой фазы войны с ИГИЛ (или ДАИШ), на Ближнем Востоке в информационном пространстве заметно преобладают весьма алармистские прогнозы относительно дальнейшей судьбы этого проекта. На разных площадках звучат утверждения о том, что Средняя Азия и Закавказье могут стать новым пространством войны с этой группировкой. Немало и утверждений о том, что Афганистан, де, становится трамплином для ДАИШ для проникновения на территорию постсоветских республик.

В человеческой истории вообще мало принципиально нового, «Исламское государство Ирака и Леванта» — вовсе не оригинальная структура, этот инструмент в реализации проекта «Халифат», разрабатывавшегося в отделах американской RAND Corporation, имеет немало сходств с другими аналогичными в совсем недавней истории. В публичном информационном пространстве отдельные эпизоды этого проекта появились еще в 2006 году, в 2009 году более подробно все это описывалось у американских авторов. В 2013-м началась реализация проекта, сразу вызывая ощущение некоего дежавю, только подкрепляемого по мере развития в последующее время.

Компаративистский взгляд на ДАИШ и «Талибан»

Для ответа на вопрос о перспективах ДАИШ в Афганистане и Средней Азии необходимо обратить внимание на существующие устойчивые аналогии между ДАИШ и афганским «Талибаном» 1990-х годов. Падение режима президента Наджибуллы в Афганистане в 1992 году повлекло за собой фрагментацию страны и период борьбы за власть группировок моджахедов, порождая среди населения тоску по установлению порядка и социальной справедливости. Одни только бои в Кабуле после свержения правительства Наджибуллы и практически до 27 сентября 1997 года, когда в столицу вошли талибы, были способны оттолкнуть от партий Хекматияра, Раббани, Мазари, Дустума и других значительное число их прежних сторонников. С приходом моджахедов в стране воцарились хаос и произвол, она распалась на зоны влияния различных вооруженных групп, организаций и партий. Конфликты между противоборствующими моджахедскими группами, принимавшие форму крупномасштабных военных столкновений, привели к трагедиям и разрушениям, превысившим все, что произошло за десять лет войны против «шурави» и их протеже в Кабуле.

Читать далее...

Северные соседи Афганистана или риск проникновения радикального влияния в страны Центральной Азии. Часть 2

Начало

Киргизия

Развал СССР и неожиданно для киргизской элиты обнаружившаяся необходимость самостоятельно определять правила развития доставшейся от СССР территории обнаружил достаточно высокий уровень фрагментации общества. Помимо межэтнических расколов, из которых важнейшим, безусловно, является комплекс проблем, связанный с узбекской этнической ирредентой, куда более серьезную проблему представляло и продолжает представлять собой отсутствие общей идентичности и консолидации элит у основного, киргизского этноса. Советский период был чрезвычайно позитивным в этом плане, но недостаточным для того, чтобы завершить формирование этноса, довести его до стадии способности к самосуществованию. Интересы различных групп киргизской элиты разбросаны в чрезвычайно широком спектре, на протяжении четверти века не позволяя определить какую-либо постоянную парадигму дальнейшего существования и тем более развития.

Родоплеменное деление, как и в Туркмении, здесь тоже играет свою роль, хотя нужно отметить происходящее снижение родоплеменного фактора, замещаемого все больше структурированием «по интересам». Хотя и племенное происхождение, и деление на два крыла: «он» (правое) и «сол» (левое) и большую инородную группу — племя «ичкилик», все это продолжает оказывать влияние на политическую практику. Достаточно архаично выглядит, например, описание достоинств одного из кандидатов в нынешней президентской избирательной кампании, экс-премьера Сооронбая Жээнбекова: «… из рода Жору (Жолжакшы) было два сына по имени Жолубай и Кудайберди. От Жолубая пошли Астар и Кастар. От Астара Серке (Жору с лунным знаком). Серке был человеком, защищавшим народ. От Серке распространились сыновья Кожо, Тасма, Тенизбай, Каракунас. От Тенизбая пошли Булаш, Биймырза, Жалан тош (Доолотой). От Биймырзы Коштай, Жантай, Абыке, Габыке. От Абыке пошли Жолдош, Кожоназар, Тениз, Аккозу. Кожоназар с молодости был управлявшим народом бием. От Кожоназара Конурат, Жайчыбек, Полот. От Жайчыбека Кожоназара Асыран, Танырык. От Танырыка Пирназар. От Пирназара Жээнбек. От Жээнбека Эрмамат, Токтомамат, Шарип. От Шарипа Канторо, Жусупбек, Искендер, Сооронбай, Асылбек, Жыргал…».

Читать далее...

Украинцы освобождают места для приезжих из Средней Азии

В России растет число легальных гастарбайтеров, сообщает сайт «Независимая газета».

Трудовых мигрантов в стране становится меньше в основном из-за возвращения на родину украинцев. Таким образом, сокращение количества гастарбайтеров – скорее всего явление временное, считают эксперты Центра этнополитических и региональных исследований (ЦЭРИ). В своем исследовании они сделали вывод, что возникшие вакансии опять займут выходцы из Средней Азии. Положительная тенденция – это рост числа легально работающих приезжих, а негативная – их слабое желание интегрироваться в российское общество.

Читать далее...

«Из Бадахшана можно дестабилизировать обстановку по всей Средней Азии»

Бывший заместитель министра внутренних дел Афганистана Мирзо Мухаммад Арманд рассказал ЦЛГ о причинах захвата уезда Зебак талибами

— Удалось ли вам расследовать, почему уезд Зебак перешел под контроль талибов? В чем стратегическое значение уезда?

— Особенность ландшафта уезда Зебак такова, что, иногда целый корпус не в состоянии захватить 20 человек, поэтому падение этого уезда требует расследования. Насколько я понял, правительственные силы были лишены единого командования. Кроме того, командир корпуса отсутствовал во время атаки. Необходимо расследовать и другие факторы, которые привели к падению уезда.

Стратегическое значение уезда Зебак состоит в том, что на весь уезд только две дороги, одна идет в ущелье Дехбул, а другая — в ущелье Рейдхур. Обе дороги ведут в Пакистан, дороги проходимы в любое время года, зимой и летом. Кроме того, через Зебак за 2-3 часа можно достичь берега Амударьи и границы с Таджикистаном.

Захватив Зебак, боевики оказались в 10 км от Ишкашима, откуда 3 км до Амударьи. Это означает, что из этой точки талибам открыта дорога в Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан. Бадахшан — стратегическая область, откуда можно дестабилизировать обстановку во всех странах Средней Азии. Часть боевиков, в настоящее время их насчитывается не менее 250 человек, выходцы из стран Средней Азии, они могут вернуться на родину.

Кроме того полностью под контроль талибов переходят уезд Вахан, или Малый и Большой Памир, а также приграничная (с Таджикистаном) зона — Шугнан, местности Варсадж, Мои-Май, Кусай. Захват приграничных территорий — одна из стратегических целей весеннего наступления группировки.

Читать далее...