Стратегические перспективы Средней Азии

Директор Центра Льва Гумилёва Павел Зарифуллин рассказывает о сакральной географии и геополитике Средней Азии, о «Большой игре», о возможном переходе Казахстана на «латинницу», радикальном исламе, организованном ЦРУ и турецких «сетях». А также о Николае Втором, Ельцине и русском пути на Восток.

Читать далее...

«Замыкание» в турецкой сети влияния по всей Средней Азии

О политических процессах идущих в регионе Центральной Азии рассказал Yenicag.Ru директор Центра Льва Гумилева, политолог Павел Зарифуллин.

— Как вы оцениваете внутриполитическое положение в Кыргызстане и какие тенденции наблюдаются в последнее время?

— В настоящее время в Кыргызстане началась предвыборная гонка за президентский пост, и как результат всплеск выброса компрометирующей информации на претендентов на это место. Этот процесс будет только нарастать. Основные претенденты практически известны и поэтому они будут под прицелом, чтобы их скомпрометировать и выбить из президентской гонки. Они в свою очередь будут защищаться, вплоть до применения своих «спортсменов» для устранения соперников. Одним словом можно сказать, что началась «война компроматов».

США уже вложили в Кыргызстан кругленькую сумму и поэтому очень заинтересованы, чтобы на посту президента Кыргызстана был их человек. Здесь можно сделать предположение, что свою ставку они будут делать на Отумбаеву или Бабанова. Остальные проамериканские претенденты на этот пост не проходные.

Сейчас президент Атамбаев пытается срочно подобрать кандидатуру своего приемника и здесь может всплыть совершенно новая кандидатура, которая борется за экономическое развитие и национальную безопасность Кыргызстана, а с другой стороны не будет преследовать его за допущенные промахи и имеющиеся грехи. Это кандидатура Сегизбаева, который молод, занимает государственный пост, интересен он так же и американцам. Ранее он часто бывал в США и поддерживал хорошие отношения с представителями госдепа.

Читать далее...

Сможет ли Трамп остановить машину революционного террора?

За восемь лет президентства, Б. Обама натворил столько дел на ближнем востоке, северной Африке, Латинской Америке, в Азии и на Украине, что расхлебывать Д. Трампу придется еще очень и очень долго. Мы сейчас видим, как бывшая политическая верхушка США в предсмертных судорогах пытается натворить еще больше бед. Она хочет уйти и при этом хлопнуть сильно дверью, как у нас говорят, чтобы подставить Д. Трампа, при этом они не беспокоятся о репутации своей страны.
Д. Трамп победил — это факт и сейчас он, возможно, может многое поменять. Но ведь система безумно инертна, она будет ему сопротивляться: республиканцы его ненавидят не меньше, чем демократы. Как мы видим, хоть он и подбирает себе новую команду, ожидать от нее кардинальных перемен в политике и в области военного и антитеррористического сотрудничества не приходится. Надо готовиться к худшему. Новых конфликтов на Ближнем Востоке и Центральной Азии не миновать. Да и про Китай нельзя забывать. Вопрос с Украиной остро стоит в настоящее время.
Например, безумные амбиции у дружественной США страны Катара, который финансирует «Имарат Кавказ». Его не зря называют «лающей мышью». Чего ради Катар финансировал ИГИЛ, «Братьев мусульман»? Зачем платил американцам, чтобы те с Россией договорились? Всем платили, включая Хиллари Клинтон — на ее предвыборную кампанию.
Вполне возможно вот-вот будет «Центрально-азиатская весна» в тандеме с арабской. Б. Обама и Х. Клинтон приложили немало усилий, чтобы дестабилизировать ситуацию в бывших республиках Советского Союза. Госдеп, спецслужбы и Министерство обороны США вложили кругленькую сумму на это дело.

Читать далее...

Турция в Центральной Азии: традиции и парадигмы — 4

Окончание аналитического эссе известного востоковеда Александра Князева.

Часть 1
Часть 2
Часть 3

В основу стратегии распространения турецкого влияния в регионе с 1991 года была заложена демонстрация собственного примера «успешного функционирования светской политической системы с элементами демократии западного типа, которой удалось в условиях доминирования в обществе приверженцев ислама провести рыночные преобразования».

Впрочем, по большому счету турецкое присутствие в регионе изначально было ограничено в силу слабого инвестиционного потенциала. Поэтому, не связывая себя крупномасштабными проектами, Анкара активно продвигает программы из soft power. Экономическое сотрудничество в целом несопоставимо с экономическим влиянием Китая, России, других стран, это относится как к общим объемам турецких инвестиций, так и к финансовой помощи в виде грантов, кредитов и различной технической поддержки. За исключением Узбекистана, во всех постсоветских странах региона заметное место занимает лишь малый и средний турецкий бизнес, на большее со стороны Анкары не делается даже заявок.

Исключением, в основном пока декларативным, являются, пожалуй, лишь отдельные инициативы в энергетической сфере, связанные с идеей транспортировки в западном направлении углеводородных ресурсов Туркмении и Казахстана, а также в сфере коммуникаций. Энергетические проблемы относятся к компетенции учрежденного в 2009 году в Стамбуле Совета сотрудничества тюркоязычных государств, в состав которого входят Азербайджан, Турция, Казахстан, Туркмения и Киргизия. На IV саммите Совета в июне 2014 года в Бодруме обсуждалась, в частности, возможность транспортировки каспийских углеводородов в Европу, там же была подписана декларация «Тюркский совет — современный Шелковый путь», артикулировавшая начало реализации запущенного в 2008 г. министерством промышленности и торговли Турции проекта «Шелковой путь». Цель проекта — связать турецким транзитом европейские и азиатские рынки, — изначально была и остается декларативной и неконкурентной по отношению к известному китайскому проекту. Гипотетически «тюркский проект» конечно же, выглядел конкурентом интеграционным планам России по созданию ЕАЭС. Но в реальности и благодаря тому, что состав стран-участниц и цели турецкого проекта частично совпадают с китайскими, они могут в перспективе взаимно дополнять друг друга, но Турция в этой связке может быть лишь элементом китайского проекта и никак иначе. Значительно успешнее утвердилась в регионе турецкая «мягкая сила».

Читать далее...

Узбекистан после смерти. Каримова

Смерть Ислама Каримова 2 сентября 2016 стала знаковой для Евразии. Узбекистан занимает ключевое место во всей геополитической картине региона. И если смена верховной власти в нейтральном Туркменистане или маленькой и бедной Киргизии незначительно влияет на региональные отношения, то уход таких столпов Центральной Азии как Каримов, открывают дорогу большим переменам. И эти перемены, скорее всего, будут не в лучшую сторону.
Предчувствуют эти перемены и лидеры соседних государств. В последний месяц резко ухудшилось самочувуствие Алмазбека Атанбаева. Кульминацией этой истории стала госпитализация киргизского президента в Турции. К крайне осторожным и взвешенным шагам во внешней политики перешел Эмомали Рахмон. Чиновники ОДКБ проводят учения в Средней Азии. Россия планирует совместные учения с Пакистаном. И не без причины. Признаки нестабильности видны и в проблемах на пянджской границе, и в узбекских элитах, пришедших в движение на фоне активизации исламистов по ту сторону границы с Афганистаном.

Ловушка многовекторности

В середине нулевых годов, когда возрос поток валютных поступлений из-за рубежа, особенно из России, а геополитический интерес внерегиональных государств к Центральной Азии стал возрастать, страны региона взяли на вооружение принцип многовекторной внешней политики. Он заключается в том, чтобы не увлекаться участием в блоках, особенно военных, развивать экономические отношения со всеми, не взирая на политические разногласия, и оказывать мелкие услуги всем за разумную помощь.

Читать далее...

Евразиец Александр Керенский?

Член редколегии нашего портала известный писатель и путешественник Олег Шишкин подготовил для нас текст Главы Временного правительства России Александра Керенского. В тексте легко можно угадать убеждённого ориенталиста и крипто-евразийца. Учитывая, что Керенский снискал своеобразную репутацию в нашем обществе, тем более любопытно услышать его собственные суждения о Русском Востоке

На Западе широко принято считать, что в своем стремлении русифицировать мусульманское население Россия уничтожила ранее сложившуюся великую цивилизацию Центральной Азии. Я своими глазами наблюдал результаты русского правления в Туркестане и считаю, что они делают честь России. Мы приехали в Туркестан спустя всего шесть лет после экспедиции умиротворения, проведенной генералом М. Д. Скобелевым в туркменском оазисе Геок-Тепе (1881 год), и всего 24 года спустя после захвата самого Ташкента. Тем не менее, собираясь в дальнюю дорогу из Симбирска, мы ни на мгновение не допускали мысли, что будем жить в «оккупированной» стране. Ташкент был просто-напросто далекий уголок России.

Читать далее...

Aftab News (Афганистан): «Россия привела Индию и Пакистан в ШОС»

Репортаж о четырнадцатом заседании Шанхайской организации сотрудничества: к ШОС присоединились Индия и Пакистан, но вопрос безопасности в Афганистане не был рассмотрен…

Четырнадцатый саммит Шанхайской организации сотрудничества, который состоялся в российской Уфе, стал свидетелем присоедениния двух великих стран региона к этой организации, что согласно мнению аналитиков начинает менять политическую карту мира.

Индия и Пакистан — два давних конкурента стали членами Шанхайской организации сотрудничества, а Республика Азербайджан и Армения, между которыми на протяжении многих лет продолжаются разногласия относительно территориальной принадлежности Горного Карабаха получили статус партнера ШОС.

Некоторые информационные агентства отмечают, что Москва на заседании Шанхайской организации сотрудничества в Уфе особенно стремилась к тому, чтобы две конкурирующие и враждующие страны стали друзьями и союзниками друг другу.

Читать далее...

США «поджигают» Среднюю Азию через этнические конфликты

В Афганистане есть президент, но до сих пор нет правительства

На днях нижняя палата афганского парламента (Волуси Джирга) утвердила 16 кандидатур на посты в кабинете министров страны. Напомним, что это второй этап голосования. Первый этап состоялся 28 января, когда из предложенных президентом кандидатур вотум доверия получили только 8. До сих пор остается вакантным кресло министра обороны. Таким образом, из 25 постов в т. н. правительстве национального единства заняты 24. На первый взгляд может показаться, что это событие относится к разряду чисто внутриполитических и его можно обойти молчанием. Однако за ним могут скрываться далеко идущие планы.

Известно, что этнический фактор в афганской политике всегда имел большое значение. Шансы представителей национальных меньшинств занимать высокие государственные посты никогда не были высокими. А тут в состав нового кабинета министров помимо пуштунов вошли сразу по нескольку представителей нацменьшинств — таджики, узбеки и туркмены. Конечно, никто из них не знает, что ждет их в будущем, как будут протекать события после вывода американских войск из Афганистана. Однако они понимают, что в условиях гражданской войны может произойти, скажем, фрагментация Афганистана, разделение страны на этнополитические анклавы, находящиеся в состоянии конфронтации, а то и междоусобной войны. Так уже было в 1990-х годах, когда лидер этнических узбеков Афганистана генерал Абдул Рашид Дустум создал на севере Афганистана в регионе компактного и преимущественного проживания афганских узбеков отдельное государство и полностью контролировал дела этого региона. В начале 1995 года он посетил историческую родину, где его считают своим, и в Ташкенте один на один беседовал с президентом Исламом Каримовым, что было расценено как тайный сговор между ними, направленный на поддержку сепаратистских устремлений генерала по воссоединению узбекского региона Афганистана с Узбекистаном. С учётом того, что афганцам, в том числе и новоизбранным министрам, присущи такие характеристики, как исключительная привязанность к своей родине, своему краю и дому, можно допускать, что после вывода американских войск из Афганистана в случае «перелива» терроризма оттуда в соседние страны, они не захотят быть списанными, напротив, захотят остаться в политике. Поэтому они, выполняя волю своих американских покровителей и указы прозападного президента Ашрафа Гани, будут стремиться получить поддержку хотя бы части этнополитических группировок, как в случае с Дустумом, и играть важную роль через прямой диалог с лидерами среднеазиатских стран. Таким образом, они могут стать ещё одним инструментом американского влияния на Центральную Азию.

Читать далее...

Этнические туркмены в провинции Кундуз противостоят ИГИЛ

12news.uz сообщает, что действия «Исламского государства Ирака и Леванта» (ИГИЛ) с каждым днем становятся все более жестокими и оскорбительным, говорят жители провинции Кундуз. В последние месяцы боевики террористической группировки проникли в пять районов Кундуза.В районах Дашт-и-Архи, Имам-Сахиб и Калаи-Зал этнически разнообразный состав населения, включая этнических туркмен, таджиков и хазарейцев, однако они едины в своем презрении к ИГИЛ.

Читать далее...

Намечены первые сделки в рамках стратегии Шелкового пути

Ожидается, что первые инвестиционные сделки в рамках фонда Экономического пояса Шелкового пути — китайского коридора в Европу через Среднюю Азию — пройдут в Казахстане и Пакистане.

      Ориентируясь на инфраструктуру 

Читать далее...