В истории новгородских немецких поселений много пустых мест

На прошедшей в Санкт-Петербурге международной конференции, посвященной российским немцам, большой интерес вызвал доклад заместителя директора Государственного архива Новгородской области (ГАНО) Николая САЛОНИКОВА о жизни Ново-Николаевской и Александровской колоний, располагавшихся на территории нашей области (в то время — губернии).

Далеко не все известно об этих колониях, но имеющиеся данные дают пищу для размышлений исследователям и потомкам колонистов.

— Появлению в Новгородской губернии немецких колоний мы обязаны графу Алексею Андреевичу Аракчееву, — говорит Николай Вячеславович. — Аракчеев в начале 1820-х годов обратился к Александру I с докладом «О поселении колонистов в округах военного поселения». Самая первая колония именовалась Гореловская. Но о ней практически нет никаких сведений. Мы даже не знаем, где она располагалась. А вот жизнь двух других — Ново-Николаевской и Александровской — по документам прослеживается довольно отчетливо.

— Вы в своем докладе делали упор на период 20—30-х годов XX века, но ведь поселенцы перебрались под Новгород столетием раньше…

— К сожалению, в нашем архиве документы того периода не сохранились. Когда началась Великая Отечественная, никто не предполагал, что враг так быстро начнет продвигаться в глубь страны и что уже в августе 41-го Новгород будет оккупирован. Поэтому эвакуировать смогли лишь незначительное количество документов. К тому же город бомбили, снаряды попали в костел святых апостолов Петра и Павла и в церковь Троицы Свято-Духова монастыря, в которых тогда были архивные хранилища. Сгорели в том числе и дела по колониям XIX века. Так что сейчас мы располагаем данными лишь по советскому периоду существования немецких колоний.

— Советская власть толерантно относилась к национальным меньшинствам?

— До определенного времени — да. Сохранившиеся документы позволяют утверждать, что в колониях были школы, в которых обучение изначально велось на немецком, и они обеспечивались учебной литературой на этом языке. Работали библиотеки. Действовали лютеранские церкви. А вот с 30-х годов ситуация несколько меняется. Школы сохраняются, но преподавание ведется уже только на русском. Из библиотек национальная литература не изымается, но пополнять фонды начинают книгами на русском языке определенной идеологической направленности. Были в колониях открыты и пункты ликвидации безграмотности. Имеются документы об экзаменах, или испытаниях, как тогда говорили, по итогам образовательного курса ликбеза. Учащиеся должны были освоить азы по чтению и счету, большего от них не требовалось. Но нужно отметить, что в немецких колониях, в отличие от русских деревень, было не так много безграмотных людей, хотя в списках тех, кто проходил ликбез, — не только дети, но и взрослые люди встречаются.

— Если в массе своей колонисты были обучены грамоте и арифметике, так, может, и русский язык для них был вторым родным?

— Нет. Новгородские колонисты вели достаточно замкнутый образ жизни, оберегая свой уклад. Есть свидетельства очевидцев о том, что, когда немцы привозили свой товар на рынки Новгорода, они промеж себя говорили только на своем языке, на русском общались с трудом.

— А советская власть позволяла колонистам в церковь ходить?

— Нужно понимать, что Александровская колония, которая находилась на территории нынешнего Чудовского района, и Ново-Николаевская, что под Новгородом располагалась, в начале XX века занимали значительные земли — порядка 7000 жителей было в обеих. Это были большие населенные пункты, почти все население которых исповедовало лютеранство. И не считаться с этим власть не могла. К сожалению, до наших дней не дошли иллюстративные документы, позволяющие представить, какие были церкви. Но они однозначно были. Благодаря советской бюрократии мы сегодня знаем, что в 20-е годы на содержание колонистов официально были переданы здания и имущество церквей. В Ново-Николаевской не было своего пастора, и прихожане приглашали его из Ленинграда. Перед церковными праздниками члены общины обращались к районным властям с просьбой разрешить приезд. И получали дозволение. Однако уже в 30-х политика партии и правительства по отношению к верующим изменилась: церквам придали статус молельных домов, а потом и вовсе закрыли.

— Думается, что и хозяйственные дела колоний были под контролем?

— Конечно. Хотя в некоторых документах 20-х годов зафиксировано мнение жителей колоний, недовольных тем, что они должны выполнять требования продразверстки и отдавать часть хлеба и мяса государству. А тем более когда в конце 20-х в стране свернули политику НЭПа, обязали всех селян вне зависимости от национальности создавать объединения колхозников. Известно, что в Ново-Николаевской колонии действовали три колхоза. Сохранились протоколы общих собраний членов, на которых обсуждались текущие дела, планы по севу, уборке урожая.

— А чем, кроме сельского хозяйства, занимались жившие на нашей территории немцы?

— Тут нужно разделить горожан и колонистов. Кроме семей, которые жили компактно в своих поселениях, были ведь еще и те, кто находился в городах. Что касается Новгорода, не исключено, что сюда перебирались и из колоний тоже и зарабатывали на жизнь ремеслом, в особенности — кузнечным делом. А вот, скажем, петербургские немцы, о жизни которых в XIX столетии известно достаточно, никак не связывали себя с обитателями колоний, каковых было много в округе города. В колониях оседали простые крестьяне, а в городе жили немцы иного социального и образовательного статуса — юристы, врачи. Известно, что до революции одним из промыслов колонистов из-под Питера был вывоз на свои поля конского навоза с городских улиц. И надо заметить, что поселенцы больших урожаев добивались.

Под Новгородом же население колоний занималось в основном земледелием и скотоводством. Выращивали рожь, овес, овощи. Также разводили скот — излишки мяса продавали или перерабатывали в колбасы, окорока и продавали на новгородских рынках.

— Намеренное притеснение жителей Ново-Николаевской и Александровской колоний началось в 30-х. А в 1941 году население поселений было депортировано…

— В исторической литературе принято говорить о трагедии российских немцев. И связана она с негативным отношением к ним со стороны властей и соотечественников. Под соотечественниками я подразумеваю русских людей. Конечно, в России были немцы — подданные Германии, но они, как и сейчас, получали временный вид на жительство. И к национальным поселениям не имели никакого отношения. Колонисты были гражданами сперва Российской империи, а потом — Советского Союза. И не понимали, почему их так не любят в России, почему считают врагами.

Первый всплеск ненависти они испытали на себе еще в 1914 году, когда началась Первая мировая. В новгородских колониях тогда были притеснения, например, в 1915-м закрыли школы. Возобновлены занятия были уже после революции.

Что касается 30-х годов, отдельные жители Ново-Николаевской и Александровской колоний подвергались репрессиям. Но в этот период врагами народа объявляли и людей всех национальностей.

А вот 41-й стал настоящей трагедией российских немцев. Согласно постановлению Военсовета Ленинградского фронта, прифронтовую территорию нужно было освободить от жителей немецкой национальности. Куда были вывезены люди из Ново-Николаевской колонии, неизвестно. Александровским же на сборы дали несколько часов, потом всех погрузили в вагоны, вывезли в Коми. И выгрузили в чистом поле.

На конференции, на которой я выступал, присутствовали коллеги из Сыктывкара. Им удалось собрать сведения о сосланных туда новгородских немцах, составить списки депортированных. Из документов следует, что существовать семьям приходилось в жутких условиях, многие попали в так называемые трудовые лагеря, не все выжили.

— После войны новгородские немцы вернулись?

— И после 1945-го депортированным еще несколько лет не разрешалось покидать территорию выселок. Но и когда запрет сняли, многие никуда не поехали — остались в Коми. Однако некоторые отправились назад. Но возвращаться было некуда: Ново-Николаевская и Александровская колонии находились в зоне боевых действий и были полностью уничтожены. Куда подались поселенцы, сказать сложно. Что же касается немцев, которые до войны жили в городе, мы знаем, что некоторые из них вернулись в Новгород.

Сейчас о том, что когда-то были колонии, ничто не напоминает: на месте одной в Новгородском районе существует Новониколаевская деревня, точнее — дачный поселок. От Александровской сохранились лишь остатки мостовой — по традиции колонисты главную улицу булыжниками выкладывали.

— А вообще, насколько тема новгородских колоний изучена? Проявляет ли к ней интерес кто-то еще, кроме ученых да журналистов?

— Это направление как отдельное пока мало разработано. Были исследования по истории немецкого населения Новгородской губернии, в рамках изучения демографической истории региона в XIX — начале XX века. Более-менее изучен вопрос о вкладе немецких предпринимателей в промышленное развитие Новгородчины.

Однозначно тема колонистов таит в себе еще немало интересного. К слову, в последние годы много запросов поступает от родственников российских немцев. Они пытаются проследить путь своих семей, возможно, обнаружить новую родовую ветвь, узнать, где и как жили их предки. И наш архив им в этом помогает.

Энциклопедия «Немцы России» о новгородских немцах:

23strelnya

АЛЕКСАНДРОВСКАЯ колония (Alexander-Kolonie) — до 1917 г. Новгородская губ., Новгородский у., Высоковская/Ново-Николаевская вол.; в сов. период — Чудовский р-н. Лют. село, основано в 1836 г. в 50 км к сев.-вост. от Новгорода. Основатели — 50 семей из колоний Новосаратовка, Колпинская и Стрельнинская. Лютеранский приход Новгород. Земли 1417 дес. (1857; 30 сем.). Жители: 217 (1836), 239 (1848), 486 (1885), 842 (1907), 630 (1925).

НОВО-НИКОЛАЕВСКАЯ (также Никольская, Кобылья слободка), до 1917 г. Новгородская губ., Новгородский у., Высоковская вол. Лютеранское село. К сев.-вост. от Новгорода. Жители: 53 (1907).

НОВО-НИКОЛАЕВСКАЯ волость — Новгородская губ., Новгородский у. Образована в 1830-х гг. из дочерних сел петербургских колоний. На правобережье р. Волхов, к сев.-вост. от Новгорода. Включала немецкие села: Александровская, Ксенофонтово, Николаевская. Центр — с. Николаевская (Ново-Николаевка). Указ Александра II от 24.12.1858 урегулировал подати и повинности колонистов. Жители: 1599 (1885), 2400 (1907).

Фото из архива ГАНО

ЛЮДМИЛА ДАНИЛКИНА | «Новгородские ведомости»

Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>